Следуй же их прямым путём: Салама ибн Кайс аль-Ашджаи

j76ox0o9r5k

Аль-Фарук (Умар ибн аль-Хаттаб) бодрствовал всю эту ночь, оберегая покой кварталов Медины, чтобы ничто не нарушало мирный сон её жителей.

Обходя дома, рынки и площади города, аль-Фарук перебирал в уме лучших из лучших сподвижников посланника Аллаха (с.а.с.), чтобы назначить одного из них командующим армии, отправляющейся в поход для завоевания Ахваза…

Наконец его осенило, и он радостно воскликнул: «Я одержу с ним победу… Да, я одержу с ним победу, если на то будет воля Аллаха…».

Когда наступило утро, аль-Фарук призвал к себе Саламу ибн Кайса аль-Ашджаи и сказал ему: «Я назначаю тебя командующим армией, выступающей в поход на Ахваз. Неси же имя Аллаха и сражайся во имя Аллаха с теми, кто не уверовал в Аллаха. Когда вы встретите врагов ваших из числа язычников, то призовите их к Исламу. Если они примут исламскую веру, то тут может быть два варианта. Если они пожелают остаться в своих жилищах и не захотят воевать на вашей стороне против других язычников, то тогда они обязаны выплачивать закят и не будут иметь права на часть добычи. Если же они пожелают сражаться на вашей стороне, то будут иметь такие же права, как и вы, а также выполнять такие же обязанности. Если же они не захотят переходить в исламскую веру, то потребуйте от них выплаты джизьи, а затем оставьте их в покое, защищайте от врагов и не требуйте от них невозможного. Если же они откажутся выплачивать джизью, то сражайтесь с ними, и Аллах будет помогать вам в вашей войне с ними. Если же, укрепившись в своей крепости, они будут требовать от вас принять их капитуляцию на основе «мудрости Аллаха и Его Посланника (с.а.с.)», то не соглашайтесь на это, ибо неведома вам мудрость Аллаха и Его Посланника (с.а.с.). Если же они потребуют от вас принять их капитуляцию на условии покровительства Аллаха и Его Посланника (с.а.с.), то обещайте им покровительство не Аллаха и Его Посланника (с.а.с.), а именно ваше покровительство…

Одержав победу в сражении, не допускайте излишней жестокости, не будьте вероломными, никого не истязайте и не убивайте детей…».

Салама ответил: «Слушаюсь и повинуюсь, о повелитель правоверных!». Крепко пожав его руки, Умар тепло проводил его в поход и совершил намаз за его удачу. Он прекрасно осознавал величину и тяжесть задачи, возложенной на плечи Саламы и его воинов.

Ахваз представлял собой гористую местность, сильно пересечённую и с труднопроходимыми дорогами. В этом районе, расположенном к востоку от Басры, было много крепостных укреплений и его населяли известные своей стойкостью и отвагой курды.

Мусульманам было совершенно необходимо завоевать этот район либо установить над ним свой контроль, чтобы прикрыть тылы и город Басру от нападения персов и помешать им превратить Ахваз в свой военный плацдарм с целью создания постоянной угрозы миру и безопасности Ирака.

* * *

Во главе своей армии покорителей Салама ибн Кайс продолжал поход во имя Аллаха. Однако, едва вступив на территорию Ахваза, войска мусульман сразу же начали упорную борьбу с суровыми природными условиями этого края.

Воины с трудом пробирались в крутых и скалистых горах, жестоко страдали от дизентерии в обширных и заражённых болотах. Им приходилось и днём и ночью сражаться с полчищами смертельно ядовитых змей и скорпионов.

Однако необычайно высокий исламский моральный дух Саламы ибн Кайса воодушевлял всех его воинов, и любые испытания казались им простыми, а труднопроходимые дороги — лёгкими.

Время от времени Салама ибн Кайс обращался к воинам с проникновенными словами, которые глубоко проникали в душу каждого, кто их слышал. По ночам он читал им волшебные в своей прелести аяты Корана, и его Божественный свет изливался на всех воинов, осеняя их своим блеском. В этих Божественных лучах они забывали все тяготы и беды… Точно следуя повелению халифа мусульман, при встрече с жителями Ахваза Салама ибн Кайс сразу же предложил им принять религию Аллаха. Однако они категорически отказались сделать это. Тогда он призвал их выплатить джизью, но они высокомерно отвергли и это предложение… После этого мусульманам не оставалось ничего другого, кроме как начать против них боевые действия.

Как и подобает истинным муджахидам, они начали джихад во имя Аллаха, стремясь обрести на этом пути Его большую награду…

* * *

Развернулись жесточайшие и кровопролитные сражения, в которых обе стороны проявляли невиданные ранее чудеса героизма и стойкости, примеры которым с трудом можно было найти в истории всех предыдущих войн.

В итоге всех этих сражений верующие муджахиды одержали блестящую победу во имя возвышения Слова Аллаха, а враги Аллаха язычники потерпели сокрушительное поражение.

* * *

Когда боевые действия завершились, Салама ибн Кайс приступил к дележу трофеев между воинами. Обнаружив среди добычи ценную и редкую драгоценность, Салама счёл, что повелитель правоверных обрадуется ей. И поэтому, обратившись к воинам, он сказал: «Если эту ценную вещицу поделить между всеми вами, то тогда каждому почти ничего не достанется. Устроит ли вас, если мы отошлём её повелителю правоверных?». «Да», — ответили воины. Положив драгоценность в ларец, Салама выбрал человека из своего племени бану Ашджаа и приказал ему: «Ты и твой слуга отправляйтесь в Медину, сообщите повелителю правоверных о нашей победе, а затем порадуй его этим подарком».

О встрече этого человека с Умаром ибн аль-Хаттабом имеется очень поучительная и назидательная история… Предоставим же слово самому этому человеку, чтобы он рассказал нам её.

Итак, этот человек из племени бану Ашджаа поведал следующее: «Прибыв со своим слугой в Басру, на данные нам Саламой ибн Кайсом средства мы купили двух верховых животных и погрузили на них необходимые в дорогу припасы. После этого мы сразу же отправились в путь. Прибыв в Медину, я начал расспрашивать людей в поисках повелителя правоверных. Вскоре я обнаружил его раздающим пищу мусульманам. Подобно пастуху, он стоял, опираясь на свой посох. Заглядывая в миски людей, он командовал своему слуге Ярфаа: «Ярфаа, положи этим людям мясо… Ярфаа, добавь им хлеба… Ярфаа, добавь этим похлёбки…». Когда я приблизился к нему, он сказал: «Садись!». Я сел впереди людей, мне подали пищу, и я поел. Когда все люди насытились, он сказал: «Ярфаа, собери миски!». Затем он пошёл, а я последовал за ним.

Когда повелитель правоверных вошёл в свой дом, я попросил разрешения войти, и он позволил мне сделать это. Войдя в дом, он сел на циновку, откинувшись на две кожаные подушки, набитые мягким волокном. Он предложил мне одну из них, и я сел на неё. Повернувшись в сторону занавески за своей спиной, он приказал: «Умм Кульсум, подавай обед!». Я подумал про себя: «Интересно, какую же пищу ест сам повелитель правоверных?!». На обед ему подали лепёшку с растительным маслом и солью грубого помола. Обратившись ко мне, он сказал: «Ешь!». Подчинившись, я немного поел. Сам повелитель правоверных тоже поел, и я хочу сказать, что никогда не видел, чтобы кто-нибудь был более аккуратным в еде. После еды он приказал, чтобы нас напоили. Когда подали чашу с ячменным напитком, он сказал: «Сначала подайте гостю!». Когда мне поднесли напиток, я взял чашу и немного отпил из неё, обнаружив, что мой домашний напиток лучше и приятнее на вкус. Когда после этого повелитель правоверных сам утолил жажду, он произнёс: «Хвала Аллаху, Который накормил нас, и мы насытились; Который напоил нас, и мы утолили жажду».

Обратившись к нему, я сказал: «Я прибыл к тебе с посланием, о повелитель правоверных». «Откуда?», — спросил он. «От Саламы ибн Кайса», — ответил я. «Приветствую Саламу ибн Кайса и его посланца… Поведай мне об армии мусульман…». «Как тебе будет угодно, о повелитель правоверных», — сказал я, — «Да восторжествуют они над своими врагами и врагами Аллаха!». После этого я сообщил ему о победе и подробно рассказал о положении в армии. «Хвала Аллаху», — сказал он, — «Отдающий что-нибудь с лихвой возвращает это, а дарующий что-нибудь получает ещё больше». Затем он спросил: «Проезжал ли ты через Басру?». «Да, о повелитель правоверных», — ответил я. «Ну и как там мусульмане?». «Всё в порядке, с помощью Аллаха». «А какие у них там цены?». «У них там самые низкие цены». «А как с мясом? Ведь мясо — это всё для арабов, и без него они жить нормально не могут». «Мяса у них там много, и оно всегда есть».

Взглянув на ларец, который был со мной, он спросил: «А что это у тебя в руках?». Я ответил: «Когда Аллах помог нам одержать победу над нашим врагом, мы собрали всю нашу добычу. И среди всего прочего Салама обнаружил в ней одно украшение. Он сказал тогда воинам: «Если эту вещицу поделить между всеми вами, тогда каждому почти ничего не достанется. Устроит ли вас, если я пошлю её повелителю правоверных?». И все согласились с этим».

Затем я пододвинул ему ларец… Открыв ларец и увидев переливающиеся там драгоценные камни красного, жёлтого и зелёного цвета, он вскочил со своего места и, прижав руку к своему боку, швырнул ларец на землю. Всё его содержимое разлетелось во все стороны.

Женщины бросились к занавеске, решив, что я хочу убить повелителя правоверных. Повернувшись ко мне, он повелел: «Собери всё это…». А своему слуге Ярфаа он приказал: «Бей его, да побольнее!».

Я начал собирать всё, что высыпалось из ларца, а Ярфаа в это время бил меня. Затем Умар сказал: «Поднимись, нечестивец, а ты, Ярфаа прекрати бить его».

Я попросил повелителя правоверных: «Не дашь ли ты мне средство передвижения, чтобы я со слугой смог вернуться в Ахваз? Твой слуга забрал наших животных». Он сказал: «Ярфаа, дай ему двух верблюдов для него и его слуги из тех, которых отдали в качестве пожертвования». Затем он приказал мне: «Когда ты используешь этих животных для своего дела и увидишь, что кто-то нуждается в них больше, чем ты, то отдай их ему». «Да, я так и сделаю, о повелитель правоверных. Именно так я и поступлю, если на то будет воля Аллаха», — заверил я его.

После этого он продолжил, обращаясь ко мне: «Клянусь Аллахом, если воины разойдутся до того, как между ними разделят эту ценность, то я обязательно позабочусь о том, чтобы с тобой и твоим приятелем случилось страшное бедствие».

Я без малейшего промедления отправился в обратный путь, и когда прибыл к Саламе, то воскликнул: «Не было мне благословения Аллаха в том деле, которое ты возложил на меня! Немедленно подели между воинами эти драгоценности, пока меня и тебя не постигла страшная беда». Затем я всё ему подробно рассказал…».
И Салама не сошёл со своего места, пока не поделил всё между воинами.