Экономический кризис на Западе

ekonomicheskiy-krisis-1

Заметно, что экономики западных государств серьёзно страдают не только от медленных темпов роста, огромных долгов и неустойчивых банковских систем, но также и от неспособности традиционных экономистов понять и объяснить, можно ли как-то «заставить» экономику нормально и естественно развиваться. Им трудно определить правильный угол обзора этой проблемы, которая стала неизбежной истиной, с которой уже смирились экономические эксперты, полагая, что это невозможно разрешить, несмотря на существование экономических прогнозов, на основе которых политики выстраивают свои политические курсы с налогообложением и расходами, несмотря на ожидания экономических рецессий (которые редко можно предугадать, как это произошло с мировым экономическим кризисом в 2008 году) и наряду с пессимистичными прогнозами вокруг предстоящего выхода Великобритании с ЕС.

Журнал «Economist» опубликовал ряд статей, коснувшихся теоретических направлений, на которых основаны экономические модели ведущих западных стран и которые, в итоге, оказались провальными. Однако вопрос заключается не только в том, как предугадать экономический спад и как он может повлиять на нашу повседневную жизнь, а также в затруднении объяснить то, как устроен мир. Я помню университетский предмет «Введение в экономику 101», насколько он был трудным в понимании, его запутанную «теорию предельной полезности», согласно которой «ценность товаров определяется их предельной полезностью на базе субъективных оценок человеческих нужд». Т.е., например, ценность пищи для постящегося в месяц Рамадан после полного насыщения при разговении минимальна, а до разговения – максимальна! Большинство этих теорий не выдержало испытаний временем, и, к счастью, теория предельной полезности здесь – не последняя.

В последние годы прошлого столетия в экономических моделях возобладала философия неолиберализма, известная как «Вашингтонский консенсус». В более широком смысле эпоха «Вашингтонского консенсуса», начавшаяся с начала 80-х годов ХХ в., используется для характеристики ряда мер со стороны глобальных экономических институтов, направленных на усиление роли рыночных сил, снижение роли государственного сектора, дерегулирование и глобализацию. Реализация этой политики по реорганизации финансового сектора наибольшее развитие получила в западных странах, а также экспортируется в третьи страны под руководством МВФ и Всемирного банка, которые рекомендовали такой тип макроэкономической политики к применению в странах, испытывающих финансовый и экономический кризис.

Тем не менее, неолиберализм со своей недостаточной философией оказался под пристальным вниманием и стал объектом дискуссий сразу вслед за Мировым экономическим кризисом 2008 года, и ««Вашингтонский консенсус» с его упрощёнными экономическими представлениями и рецептами рухнул и остался в прошлом».

С того времени произошло возвращение к роли правительств в создании более структурированного подхода, особенно – в финансовом секторе, а также произошло возвращение кейнсианского подхода к экономике в Америке. Кейнсианская школа возникла в результате Великой депрессии в тридцатых годах прошлого века. Тогда биржевой крах осенью 1929 года в Нью-Йорке вызвал один из самых долгих и глубоких мировых экономических кризисов, от которого пострадал тогда весь мир.

Экономика США ухудшилась и вошла в глубокое пике, несмотря на то, что общество в этот же момент не теряло никаких материальных благ. Джон Мейнард Кейнс, основатель кейнсианского направления в экономической теории, полагал, что либеральный подход неоклассиков, который позволяет рынку саморегулироваться (без вмешательства в него государства) до тех пор, пока он не достигнет внутреннего баланса, не эффективен в контексте Великой депрессии, и должна быть какая-то форма вмешательства правительства, чтобы помочь восстановлению экономики. Таким образом, мы видим, что к кейнсианству обращаются, когда существует дефицит финансов в трудные времена и когда есть избыток сбережений в благоприятные годы, хотя дефицит и печать наличных денег сегодня находится вне области контроля со стороны государства.

С другой стороны, более известная в экономической науке австрийская школа, одобренная целым рядом мыслителей, таких как Мюррей Ротбард и Людвиг фон Мизес, защищает крайнюю форму свободной экономики и подчёркивает роль самоорганизующейся силы рыночного ценового механизма. Современные «австрийцы» пошли куда далее, нежели призывы монетарных экспертов – они желают предотвратить какую-либо роль центральных банков, вместо этого призывая к возвращению к золотовалютной системе. При этом существует много дискуссий внутри школы о том, как центральные банки будут определять процентные ставки, и о том, как будет вращаться «колесо» экономики.

Подход Ислама

Исламская экономика не занимается экспериментальной проверкой экономических моделей и не имеет таких параметров, как темпы экономического роста. Она исходит из потребностей, которые должны быть удовлетворены (еда, одежда, жильё), и предоставляет отдельным лицам и предприятиям возможность развиваться, в соответствии с положениями Шариата, во всеобъемлющей нормативно-правовой среде, что позволяет легко понять экономику в Исламе.

Некоторые основные исламские экономические принципы

1 – Основная проблема, которую необходимо решить, – это распределение, а не производство.

2 – Виды собственности в Исламе предельно ясны: государственная собственность, общественная собственность и частная собственность.

3 – Ясность экономических законов и невмешательство в очевидные правовые положения – это шариатские законы (но «свобода» не является основой, на которой базируется невмешательство государства в экономику).

4 – Стимулирование частного участия в экономике (частных затрат), инвестиций и оборота финансов.

5 – Забота о бедных и лишённых возможности участвовать в экономических процессах.

Оборот финансов в обществе в целом имеет большое значение. Ислам поощряет расходы и инвестиции и запрещает бесцельные сбережения (к примеру, клады и пр.), которые сдерживают экономический импульс. Аллах Тааля говорит:

كَيْ لَا يَكُونَ دُولَةً بَيْنَ الْأَغْنِيَاءِ مِنكُمْ

«Дабы не досталась она богатым среди вас» (59:7).

Одна из главных проблем современной экономической идеи заключается в том, как стимулировать экономический рост. Здесь многое можно почерпнуть из исламского подхода, начиная от его запрета на денежные клады, запрета на увеличение богатства посредством ростовщичества, особенностей исламского налогообложения и др.

Законы, касающиеся финансов в экономической системе Ислама, такие как закят, харадж (поземельный налог) и другие, стимулируют инвестиции и ускоряют оборот финансов. Количество закята, взымаемого с денежных средств, составляет 2,5%, и оно является неизменным, точно разграниченным со стороны Исламского Шариата так, что нет нужды в экономических примерах темпов развития разных экономических моделей.

Государственная казна (Байт уль-Маль) полностью управляет валютными резервами, а государство заверяет все выпущенные банкноты в полной мере золотом и серебром. Шариат не допускает существования частных банков, а запасы золота и серебра полностью открыты для публичного обращения.

В итоге, государство не допускает частичного банковского резервирования финансов и не терпит умножения капитала через фондовые рынки, банковские группы или через госзаймы. Ислам относится к капиталу как к средству обмена, и, следовательно, капитал не является финансовым инструментом банковских интересов. И поэтому в таких условиях Центральный банк не может постоянно обесценивать реальный валютный курс за счёт народа, и, в итоге, какая-либо денежная инфляция становится невозможной.

В заключение

Нет сомнений в том, что мыслители австрийской школы могли быть заинтересованы в требованиях Ислама в принятии золота и серебра в качестве денежной базы, что гарантирует финансовую стабильность в долгой перспективе. Ускорение финансового оборота содействует справедливому распределению богатства, делает низким или несуществующим уровень бедности, т.е. делает его таковым, что он будет являться предметом зависти современных социалистов. Несмотря на то, что воплощение в жизнь хотя бы одного условия Ислама означает запрет печатания денег ради погашения дефицита бюджета и заставит последователей кейнсианской школы страдать, всё же, неолибералы отмечают, что исламская экономическая модель динамична, особенно в сфере усиления торговли (в рамках соответствующих правил, конечно же), и она не полагается на эксплуататорские методы рынка, такие как колониализм, девальвация и так называемые «свободные рыночные сделки», которые преследуют пользу только больших наций.

 

Автор: Джамал Харвуд

Источник: Газета «Ар-Рая»