Последние изменения вокруг ливийского кризиса

4183787

ВОПРОС:

19 января 2016 года президентский совет Ливии, расположенный в Тунисе, объявил о формировании ливийского правительства в соответствии с соглашением, подписанным 17 декабря 2015 года в марокканском городе Схират (близ Рабата), с задержкой от оговорённого срока (в течение месяца) на два дня. Ранее, 5 декабря 2015 года, несколько членов парламента Тобрука и Конгресса в Триполи провели встречу, на которой стороны договорились о декларации принципов и о национальном согласии для урегулирования ливийского кризиса. 13 декабря 2015 года Америка предложила провести в Риме конференции для обсуждения ливийского кризиса. Сможет ли это новоиспечённое правительство просуществовать достаточное время и обеспечить стабильность в Ливии? Особенно если учитывать, что подписанное в Схирате соглашение, согласно которому было сформировано правительство, пользуется международной силой и поддержкой? Также стали слышны призывы к военному вмешательству в Ливию. Будет ли это правительство препятствовать этому вмешательству, или оно, скорее всего, ускорит его? Да вознаградит Вас Аллах.

ОТВЕТ:

Для полной ясности картины рассмотрим следующее:

1 – Напомним некоторые моменты, которые мы писали в предыдущих ответах по ливийской теме, в частности – те, которые касаются двух вопросов:

Первое: несмотря на то, что Америка доминирует над парламентом в Тобруке через Хафтара, а Европа – над Конгрессом в Триполи через старый политический круг (истеблишмент), тем не менее, каждая из них имеет свои рычаги внутри другой стороны, несмотря на то, что Британия владеет львиной долей влияния в парламенте и Конгрессе, т.е. имеет влияние намного больше, чем Америка (из-за того, что вхождение Америки в политический круг Ливии было случайным явлением после свержения Каддафи, который был сильно предан Британии). В ответ на вопрос за 11.04.2015 приводилось: «Хафтар не имеет хороших отношений со многими членами Палаты представителей в Тобруке, т.к. некоторые из них прошли туда из старого политического центра… Таким образом, Америка хочет воспрепятствовать любым итогам переговоров, чтобы иметь возможность сформировать действующий политический центр из своих сторонников. Т.е. важным для неё является оттягивание переговоров как можно дольше». Таким образом, в парламенте Тобрука, невзирая на доминирование Хафтара, Европа имеет определённую долю. Также не исключено, что Америка имеет некую долю во власти в Триполи. Однако доля Америки не позволяет ей оказывать существенное влияние на сегодняшнюю ситуацию в Ливии. В ответе на вопрос за 23.09.2015 приводится: «Переговорщики со стороны Национального Конгресса понимают это. Ряд информагентств сообщил о том, что делегация от представителей Национального Конгресса пошла на встречу с американскими высокопоставленными лицами в попытке достичь взаимопонимания с ними. Правительство «спасения» в Триполи, которое было сформировано Национальным Конгрессом, пошло на опережение и организовало съезд в Схирате. Премьер-министр Халифа аль-Говейль в спешном порядке встретил американского высокопоставленного гостя. Со ссылкой на официальные источники Триполи газета «Аль-Хаят» сообщила, что аль-Говейль подписал ряд соглашений в ночь с воскресенья на понедельник с Уильямом Пломером, заместителем главы американской организации по управлению логистическими услугами. Также были подписаны меморандумы о взаимопонимании для «открытия новых перспектив сотрудничества в области обороны, здравоохранения и инвестиций». Официальные источники Триполи назвали эти соглашения «важным шагом» в отношениях с Америкой (см. газету «Аль-Хаят» за вторник 22.09.2015). Следовательно, доминирование над парламентом в Тобруке и Национальным Конгрессом в Триполи не говорит о том, что каждый из них, целиком и полностью, придерживается одного конкретного политического курса».

Второе: что касается американо-британской схватки в Ливии и позиции каждой из этих стран в отношении политических решений, то в ответе на вопрос за 23.09.2015 мы писали: «Что касается Европы, то она хочет от переговоров получения политического решения как можно скорее, потому что политический круг Ливии в подавляющем большинстве состоит из проанглийских политиков. Следовательно, любое решение, выдвигаемое политическим кругом Ливии, будет в её пользу. Что касается Америки, то она согласилась на переговоры из-за того, что не смогла добиться зелёного света для военного вмешательства, а также по той причине, что она не располагает собственным политическим кругом в Ливии. И поэтому Америка будет выдвигать такие решения, которые будут замораживать политическую деятельность, а если путём переговоров удастся найти какое-то решение, то она попытается испортить его при помощи военных действий». И это ясно прослеживается в позициях обеих сторон: Европа стремилась в скором порядке заключить соглашение в Схирате для получения политического решения, на основе и посредством которого она будет строить и укреплять своё влияние. Специальный посланник ООН по Ливии Бернардино Леон, который является более проевропейским, дал понять, что желает урегулировать проблему до истечения срока его миссии при ООН. Однако последователи Америки занимали другую позицию. Объявленная позиция парламента в Тобруке, над которым доминирует Хафтар, была против заключения договора в Схирате. Сайт «Франция 24» за 20.09.2015 сообщил: «Признанный на международном уровне ливийский парламент со штаб-квартирой в Тобруке, на востоке страны, подтвердил своё несогласие с соглашением, которое было разработано в марокканском курортном городе Схират». Тем не менее, Леон настоял на объявлении окончательного текста соглашения. На сайте «Аль-Джазиры» за 22.09.2015 было опубликовано следующее: «Спецпосланник ООН по Ливии Бернардино Леон заявил о том, что было достигнуто окончательное политическое соглашение между сторонами межливийского диалога в марокканском городе Схират, указывая на то, что ООН дала сторонам отсрочку до начала октября». На пресс-конференции по завершении переговоров Леон заявил: «Теперь у нас есть окончательный текст всеобъемлющего соглашения между сторонами ливийского кризиса». Из слов Леона понимается, что это соглашение является завершённой версией, которая не подлежит изменению. Другими словами, он хочет навязать данное решение, независимо от мнения какой-либо оппозиции, в частности – Хафтара. На церемонии, организованной в Марокко 8 октября 2015 года, состоялась пресс-конференция Бернардино Леона, на которой он объявил имена потенциальных членов правительства. Однако разногласия между различными правительствами продолжались. А поэтому было принято решение выбрать 17 декабря 2015 года следующей датой для достижения соглашения о построении правительства национального единства. Таким образом, Леон был заинтересован и стремился произвести решение, которое будет отвечать европейскому видению решения, невзирая на оппозицию из числа проамериканских персон, в частности – Хафтара. И поэтому первое соглашение в Схирате, которое предложил Леон, соответствовало видению Европы, в частности – видению Британии. И после этого Америка заинтересовалась завершением миссии Леона, что и произошло.

2 – Что касается нового спецпосланника ООН в Ливии Мартина Коблера, то он является компромиссной (угодной Америке и Европе) фигурой. Несмотря на то, что он является немцем, тем не менее, в прошлом, когда он занимался делами ООН, то действовал в интересах Америки. А поэтому когда он был назначен на пост спецпосланника ООН в Ливии, то принялся за изменение соглашения, достигнутого в Схирате, до его окончательного подписания. И в результате, несмотря на заявление Бернардино Леона о том, что проект является окончательным и не предусматривает внесения поправок, всё же Коблеру удалось внести туда некоторые поправки. Информационный сайт «arabi21» за 24.11.2015 опубликовал следующее: «Спецпосланник ООН в Ливии Мартин Коблер вручил во вторник сторонам межливийского политического диалога поправки к проекту политического соглашения относительно внесения кандидатур депутатов в президиум правительства национального единства и создания ещё одной министерской должности, а также поправки относительно механизма избрания членов кабинета министров. Согласно этим поправкам, в президиум правительства национального единства войдут два заместителя (новых депутата) и появится должность министра по делам гражданского общества. Заместители получат право на возражение решениям, которые будут приниматься советом министров. Согласно новым поправкам, избрание и освобождение от должности министров в правительстве, если президентский совет не сможет провести голосование в течение двух встреч, будет проводиться при помощи большинства голосов в совете министров с правом премьер-министра на отклонение и одобрение прежнего министерского состава».

Данные поправки имеют непосредственную связь с Хафтаром. Соглашение в Схирате, которое было разработано Леоном, предусматривало удаление Хафтара и отмену его официального статуса в ливийской армии, поскольку восьмой пункт соглашения в Схирате гласил: «После подписания этого соглашения все полномочия военных и гражданских должностных лиц, а также органов безопасности, декларируемые ливийскими законами и нормами, переходят президентскому совету. Совет обязан будет принять решение относительно тех, кто займёт эти посты, в срок, не превышающий 20 дней. Если в течение этого срока решение не будет принято, то совет должен принять решение о новых назначениях в срок, не превышающий 30 дней, принимая во внимание действующее ливийское законодательство». Однако, вопреки этой статье, поправки относительно увеличения состава правительства и внесения механизма принятия решений дают возможность Хафтару находиться у власти. Даже если пробританские политики в Ливии захотят избавиться от него, это будет не так просто, как это было до внесения поправок.

3 – После прихода Коблера, а точнее, после внесения поправок, Британия поняла, что Коблеру не уцелеть от влиятельного американского давления, которое будет оказываться на него в вопросе соглашения в Схирате, и что вероятность отстранения лиц, которые работали в интересах Европы, от этого соглашения очень велика. В связи с этим она поручила своим людям (проевропейским политикам Ливии) в Конгрессе и в парламенте встретиться в Тунисе, что в действительности и произошло. В результате этой встречи было достигнуто соглашение об общих принципах. В информационном поле активно освещались эти переговоры, которые назывались чисто ливийскими встречами, хотя на самом деле они были организованы извне. На сайте «Middle East Online» за 06.12.2015 сообщалось следующее: «Представители сторон ливийского кризиса в воскресенье договорились об общих принципах в надежде на преобразование их в политическое соглашение, которое получит одобрение двух властей – легитимного с точки зрения мирового сообщества парламента в Тобруке (восток страны) и нелегитимного в мировом сообществе Конгресса в Триполи, которые до этого момента боролись за власть, – и положит конец продолжающемуся конфликту в богатой нефтью стране. Члены Конгресса и депутаты парламента встретились в субботу 5 декабря 2015 года в Тунисе. В ходе встречи они договорились относительно декларации общих принципов и национального согласия по урегулированию ливийского кризиса». Посредством этой встречи Британия хотела создать для себя новое оружие на тот случай, если Америке удастся блокировать продвижение соглашения, заключённого в Схирате, дабы воспользоваться им.

4 – Тем не менее, Коблер стремился завершить соглашение в Схирате, не обращая внимания на встречу в Тунисе. Именно поэтому Коблер покинул встречу в Схирате и отправился на встречу с Хафтаром. В газете «Аль-Хаят» за 17.12.2015 сообщалось следующее: «Вчера Коблер отправился в ливийский город Эль-Мардж, где расположена штаб-квартира командовании армии, и провёл переговоры с Хафтаром. Согласно другим источникам, он попытался убедить его в необходимости мер безопасности, связанных с соглашением в Схирате. Источники отметили, что Коблер передал Хафтару список членов комитета, который будет сформирован из правительства национального согласия и будет заниматься восстановлением структуры армии. Как сообщили наши источники, Хафтар сказал: «Наша война против терроризма продолжается. Мы не вмешиваемся в политические дела»». По всей видимости, Коблер пытался угодить Хафтару, поддержав его заявление. Сайт «Аль-Хурра» за 17.12.2015 сообщил: «Командующий армией, которая подчиняется ливийскому правительству, признанному мировым сообществом, Халифа Хафтар сказал, что спецпосланник ООН по Ливии Мартин Коблер желает помочь ливийской армии в борьбе с терроризмом. В своём заявлении после встречи с международным посланником Хафтар сообщил, что Коблер поддерживает отмену эмбарго на поставки оружия. Со своей стороны, Коблер подтвердил сказанное и описал встречу как «плодотворную». Он отметил, что они договорились относительно необходимости борьбы с терроризмом и формирования сильной ливийской армии. Коблер призвал ливийские стороны подписать политическое соглашение в четверг». Но, несмотря на все эти угождения, Америка хочет большего! И поэтому она отказалась присутствовать при подписании соглашения, хотя её интересы оставались нетронутыми и защищёнными на все 100%. Сайт «arabi21» за 06.01.2016 сообщил следующее: «Вице-премьеры правительства национального единства Али аль-Катрани и Фатхи аль-Маджбари пригрозили выйти из соглашения, если Хафтар будет отстранён от командования армией».

Несмотря на эти расколы и конфликты, всё же 17 декабря 2015 года делегаты от двух конкурирующих правительств подписали мирное соглашение, поддерживаемое ООН, в Схирате (Марокко). Однако только 80 из 188 депутатов в Тобруке и 50 из 136 членов Конгресса в Триполи присутствовали на подписании соглашения. Документ подписали Мухаммад Шуайб (вице-премьер правительства в Тобруке) и Салах Махзум (второй вице-премьер правительства в Триполи), а это значит, что поправки возмутили последователей Европы и недостаточно удовлетворили последователей Америки. И поэтому стороны сохранили за собой возможность отступления и устроили такое разделение: часть пошла на соглашение, а часть осталась в ожидании будущего конфликта, который выйдет за рамки простого политического действия на уровень совместной политической работы в сопряжении с военным вмешательством, потому что с практической точки зрения соглашение является незаконченным с обеих сторон, а точнее – с ним не согласился ни глава парламента – Акиль Салех, ни глава Конгресса – Нури Абу Сахмейн. Они не присутствовали на церемонии подписания.

5 – Британия понимала, что политический круг Ливии (или его большая часть) находится на её стороне. И поэтому она была спокойна по поводу того, что любое временное правительство, которое будет сформировано в соответствии с предложениями Леона, будет на её стороне. В связи с этим она была заинтересована в ускорении и утверждении соглашения в Схирате во времена Леона. Но когда пришёл Коблер и появились его поправки к этому соглашению, Британия поняла, что эти поправки являются отражением американского давления на Коблера как одного из американских шагов, направленных на полный срыв соглашения . Британия осознала, что Америка хочет переделать соглашение в соответствии с её интересами после формирования нового политического круга в результате военных действий под командованием Хафтара в сопряжении с политическими заговорами, проводимыми Америкой в регионе. Понимая всё это, Британия решила ускорить заключение соглашения, пока не произошли неподконтрольные ей явления. Даже с наличиями поправок Коблера соглашение является приемлемым для неё. И поэтому Британия ускорила события и постаралась заключить окончательное соглашение в Схирате 17 декабря 2015. И для того, чтобы сделать его легитимным и признанным на международном уровне, она прибегла к Совету Безопасности ООН и представила проект резолюции №2259, дабы решения окончательного соглашения получили международную поддержку. Основным фактором, толкнувшим Британию к ускорению подписания соглашения в Схирате, стало то, что Америка препятствует этому соглашению либо непосредственно, в виде военного вмешательства, к которому она приступила под предлогом борьбы с организацией «ИГИЛ», и в виде политических мероприятий, таких как проведение конференции в Риме 13 декабря 2015 года с тем, чтобы по-новому начать переговоры, игнорируя все достигнутые соглашения, либо косвенно, через своего агента Хафтара, для того, чтобы как можно дольше оттягивать решение, чтобы Америка смогла сформировать новый, угодный ей политический круг, а затем приступить к такому политическому решению, большую часть которого будут составлять проамериканские персоны. На это намекнул бывший советник главы Палаты представителей Ливии Иса Абдулкайюм 13.12.2015 в своём интервью на телеканале «Аль-Гад аль-Арабий»: «Заявления Госсекретаря США Кэрри дали понять, что американцы не горят желанием разрешить кризис, в отличие от англичан и французов, которые выразили своё желание как можно быстрее разрешить этот кризис».

В связи с этим представитель Британии в ООН Мэтью Рикрофт представил пятнадцати членам Совета Безопасности ООН резолюцию для утверждения нового правительства Ливии и сказал: «Новое правительство – это сильный общий знак нашей приверженности защите суверенитета Ливии, её территориальной целостности и национального единства. И это – только начало пути навстречу процветающему и стабильному будущему для всех ливийцев. Мы призываем всех тех, кто ещё не подписал соглашение по этому поводу, определиться сегодня, поддержать соглашение и работать с правительством национального единства» (см. «Аль-Джазира» за 24.12.2015).

Что касается Америки, то она была вынуждена согласиться с данным соглашением перед лицом общественного мнения, которое требует скорейшего урегулирования ливийского конфликта через соглашение, хотя она и работала над воспрепятствованием претворения данного соглашения посредством Хафтара и проводила такие политические действия, как конференция в Риме 13.12.2015, с целью перетасовки карт. Однако на этот раз решение было представлено на рассмотрение в Совет Безопасности ООН, и Америка не смогла найти аргументов, чтобы воспрепятствовать изданию этой резолюции, поскольку нынешняя резолюция утверждала предшествующие международные резолюции, изданные по Ливии, и поверхностно отвечала тем требованиям политического решения, соглашения и формирования правительства, которые выдвигает Америка. И поэтому она согласилась с резолюцией, а пресс-секретарь внешнеполитического ведомства США Джон Кирби заявил, что данный документ представляет собой «основу для создания «народного единства» в Ливии». Также МИД США заявил, что Вашингтон «поддерживает политическое соглашение о создании в Ливии правительства национального единства и готов оказывать техническую, экономическую и контртеррористическую помощь». Однако это не значит, что Америка удовлетворилась происходящим и будет молчать. Напротив, она продолжит предпринимать меры и вести непосредственную или косвенную борьбу, т.к. она – колониальная сверхдержава, которая всегда стремится распространить своё влияние, навязать свою гегемонию и убрать влияние других конкурирующих государств. И поэтому, несмотря на окончательное соглашение и решение Совета Безопасности ООН, войска Хафтара 24 декабря 2015 года совершили нападения на некоторые районы Ливии под предлогом преследования там сторонников «ИГИЛ». До сих пор его войска используют любой благоприятный случай, чтобы продолжить свои нападения. Америка начала свою военную интервенцию в Ливии, не дожидаясь принятия резолюции Совета Безопасности ООН, которая позволяла бы военное вмешательство после того, как Британия воспрепятствовала её изданию. В качестве предлога Америка выдвинула борьбу с «ИГИЛ» аналогично её вмешательству в Сирию под этим же предлогом без международной резолюции. Таким образом, мотивы согласия каждой из сторон – противоречивые.

6 – Самая тяжёлая участь выпала на долю Коблера, который вынужден угождать обеим сторонам и найти некое согласие между ними. Если Леон действовал сообразно чёткому европейскому видению, то Коблеру приходится спотыкаться и путаться. Так, во время внесения поправок в соглашения в Схирате, которые разработал Леон, Европа с недовольством отреагировала на это и показала своё несогласие. И это отразилось на членах Конгресса в Триполи, которые публично унизили Коблера, когда он хотел провести пресс-конференцию в Триполи. Проправительственное «Ливийское Информагентство» в Тобруке сообщило, что Джамаль Зувайба, глава отдела по внешнеполитической информации в правительстве Триполи, бойкотировал пресс-конференцию, которую проводил спецпосланник ООН в Ливии Мартин Коблер вечером 1 января 2016 года, а также он попросил Коблера немедленно покинуть страну, называв его «нежеланной» персоной в Ливии. В качестве аргументации Джамаль Зувайба заявил, что пресс-конференция проходила без его разрешения как главы отдела внешнеполитической информации. Обозлившись на произошедшее, Коблер вышел со своей свитой из конференц-зала и пошёл прямо в аэропорт, сел в частный самолёт и покинул страну. Также им (Коблером) не были удовлетворены члена парламента в Тобруке из-за его стараний реализовать соглашение в оговорённое время. Они требуют от него не спешить, а хорошо подумать и пересмотреть документ соглашения. Политический советник Палаты представителей в Тобруке Ахмед Аббуд подверг критике действия Коблера следующими словами: «Попытки Коблера убедить ливийские стороны в необходимости правительства национального единства на временной основе являются нереальными и нелогичными» (см. спутниковый телеканал «Аль-Гад» за 06.01.2016). Таким образом, международный посланник оказался под большим давлением вместо того, чтобы самому оказывать давление! И это происходит потому, что Европа хочет продвигать свои интересы, зная о том, что большая часть политического круга (истеблишмента) в Ливии состоит из её последователей. Между тем, Америка хочет отсрочить любое действенное решение, пока не сформирует достаточный политический круг из своих последователей, который будет бороться с проевропейским политическим кругом, если не сможет устранить его. Всё это, конечно, не может не влиять на неоднозначное поведение Коблера.

7 – Америка и Европа прекрасно понимают это. И в связи с этим каждый из них планирует военную интервенцию, чтобы подвести к такому решению, которое будет отвечать их интересам. Что касается американской интервенции, то это было очевидно. Информа гентство « T unisie numérique»за 08.01.2016 сообщило следующее: «Военное командование США в Африке заявило о своём намерении начать военное вторжение в Ливию на официальном уровне в соответствии с планом действий на пять лет с целью преследования террористических группировок в Африке, в частности – в Ливии. Об этом было сказано в ходе встречи между генералом Дэвидом Родригесом, который возглавляет вышеупомянутое командование, и генералом Джозефом Фрэнсисом Данфордом, бывшим командующим корпусом американских морских пехотинцев, ныне – председателем объединённого комитета начальников штабов Вооружённых Сил США». В основе плана действий лежит стратегия, которая была принята в 2015 году генералом Дэвидом Родригесом – командующим «АФРИКОМ» (африканское командование ВС США). Она будет предусматривать пять ключевых задач, направленных на борьбу с проблемами в сфере безопасности на африканском континенте. Наиболее приоритетной задачей американской армии в Ливии официально была провозглашена борьба с «ИГИЛ» под предлогом борьбы с терроризмом, как это обычно и делает Америка в последнее время, в частности, когда она совершила военную интервенцию в Сирию, хотя настоящей её целью является политика колониализма, которая намного шире, чем вопрос терроризма. И поэтому Америка прочерчивает план для вмешательства, более того, она уже отправила свои войска в Ливию, как об этом сообщает « BBC на арабском» за 18.12.2015: «Представитель Пентагона подполковник Мишель Балданса сообщила, что в декабре 2015 года в Ливию прибыла группа американских военнослужащих для укрепления отношений и более тесного взаимодействия с ответственными лицами ливийской армии». Она добавила, что члены ливийских боевых формирований потребовали от американских военнослужащих немедленно покинуть страну. И для того, чтобы избежать каких-либо столкновений, военные покинули страну без всяких происшествий. Как видно, войска были отправлены за три дня до подписания соглашения в Схирате 17 декабря 2015 году. Смысл всего этого заключается в том, что Америка стремится сорвать политический процесс или воспрепятствовать осуществлению его до тех пор, пока ей не удастся утвердить своих военных агентов, таких как Хафтар, и сделать их слово главным, если получится. В таком положении правительство Фаиза Сараджа не будет работоспособным, даже если и сформируется, и оно не сможет управлять ситуацией. Это значит, что Америка продолжит проводить свои военные действия в координации с атаками Хафтара, чтобы утвердить своё господство на ливийской арене и приобрести как можно больше агентов с целью образования мощного проамериканского политического круга (истеблишмента).

Что касается вмешательства Европы, то это отчётливо прослеживается в заявлениях европейцев. Информагенство «Аль-Вафд» за 23.12.2015 опубликовало следующее сообщение французской газеты «Le Figaro»: «Необходимость подавить «ИГИЛ» в Ливии становится первоочередной задачей. Париж готовит планы вмешательства и пытается сформировать международную коалицию…». Газета сообщает, что на фоне этих угроз Франция оказала поддержку спецпосланнику ООН в Ливии Мартину Коблеру… Ссылаясь на Минобороны Франции, газета отметила другую гипотезу, которую не стоит исключать, а именно – что в том случае, если политического соглашения между ливийцами сложно будет достичь, Франция продолжит формирование военной коалиции. Газета отметила интенсивные дипломатические усилия Италии, направленные на продвижение ливийских переговоров, и её готовность направить войска и силы специального назначения в Ливию, не говоря уже о разрешении использования её военных баз для любых военных действий против «ИГИЛ». Агентство «Afrigate News» за 12.01.2016 со ссылкой на сайт британской газеты «Socialist Worker» сообщила, что «правительство консерваторов направило 1000 британских солдат в Ливию для защиты нефтеносных территорий, которые находятся под угрозой продвижения организации «ИГИЛ», и эскадренный миноносец военно-морского флота Британского Королевства к берегам Северной Африки, как и потребовало от ВВС подготовиться к воздушным ударам по целям в Ливии». Британская газета «Daily Telegraph» за 12.12.2015 опубликовала доклад, основанный на источниках в министерствах обороны и иностранных дел, относительно готовности Британии к сотрудничеству с европейскими союзниками в военной интервенции в Ливию для борьбы с возрастающей угрозой террористических групп: «Возможно, военная интервенция начнётся с отправки военной поддержки и техники в Ливию, осталось только дождаться формирования в стране всеобщего правительства национального единства». СМИ за 12.12.2015 сообщили о том, что британский посол в Ливии Питер Милиль заявил, что «его страна готова к военной интервенции в Ливию для борьбы с терроризмом, если ожидаемое ливийское правительство национального единства попросит об этом», а это значит, что Европа хочет сформировать ливийское правительство, которое будет запрашивать военную помощь и просить о военной интервенции. В прошлые месяцы французские самолёты совершили несколько разведывательных полётов над Ливией. Британия и Франция не хотят сидеть сложа руки и вдали наблюдать за военным вмешательством Америки, ибо это будет означать их уход с ливийской арены в пользу Америки. По этой причине эти два государства начали действовать с целью противостояния американскому вмешательству. Причём всё это делается под предлогом борьбы с «ИГИЛ» и терроризмом, плюс ещё один повод для вторжения, который вскоре появится – в ответ на просьбу законного правительства национального единства. И это – лишь капля в море правды, но самой большой правдой является то, что это – колониальные государства, которые борются между собой за нашу страну, её ресурсы и богатства.

8 – Исходя из вышеприведённого, можно сказать, что новое ливийское правительство не будет работоспособным по причине того, что баланс сил, которые стояли за соглашением в Схирате, а впоследствии – и за сложным появлением на свет этого правительства, не предрешён в пользу той или иной стороны. А поэтому данное правительство будет беспокойным, и, скорее всего, оно станет неким третьим правительством, которое будет одной ногой следовать за правительством в Тобруке, а другой – за правительством в Триполи. Даже если формально эти два правительства будут упразднены, останутся те, кто фактически управлял ими за кулисами. В качестве наиболее правдоподобного описания данного соглашения в Схирате и правительства, появившегося на его основе, можно привести слова Клаудии Гаццини, старшего аналитика Международной Кризисной Группы – организации, призванной содействовать решению этого острого конфликта: «На бумаге эта новость выглядит великолепно. Однако, с практической стороны, уровень ожидаемой поддержки данного ливийского соглашения очень низкий, поскольку руководства обеих существующих парламентов выступают против этого и всецело отдались реализации собственного плана мирного урегулирования. В реальности новое правительство будет иметь лишь небольшое господство над главными частями страны. И поэтому большинство людей скептически относится к эффективности этого правительства» (см. «crisisgroup.org» за 18.12.2015).

Что касается причин провала этих соглашений и провала правительства в Ливии, то их две. Первая причина – это противоречивость мотивов сторон, которые управляют борьбой. Каждая из них действует в свою пользу. Эти стороны известны всем благоразумным людям. С одной стороны стоит Америка, а с другой – Европа, особенно – Британия (и в меньшей степени – Франция и Италия). Эти две стороны, Америка и Европа, борются между собой в рамках колониальных интересов каждой из сторон. Вторая причина – это то, что решением ливийского кризиса занимаются не жители самой Ливии, а безбожные колонизаторы, как это декларируется в соглашении в Схирате. И это происходит, несмотря на то, что Ислам требует того, чтобы мусульмане Ливии принимали решения самостоятельно. В Исламе есть ясное решение всех проблем и кризисов. И это решение понимают сознательные и искренние мусульмане. Всевышний Аллах говорит:

إِنَّ فِي ذَٰلِكَ لَذِكۡرَىٰ لِمَن كَانَ لَهُ ۥ قَلۡبٌ أَوۡ أَلۡقَى ٱلسَّمۡعَ وَهُوَ شَهِيدٞ ٣٧

«Воистину, в этом заключено напоминание для тех, у кого есть сердце, кто прислушивается и присутствует при этом» (50:37).

Эти две причины предопределяют неспособность (неуспех) соглашения в Схирате и правительства, появившегося на его основе, обеспечить стабильность и безопасность в Ливии. Скорее всего, это новое правительство будет заниматься больше активизацией военной интервенции и подготовкой к ней. И когда она начнётся, работники этого правительства будут каяться, но раскаянием уже в тот час ничем не поможешь.

Больно видеть, как мусульманские страны стали ареной политических заговоров и военных действий, которые всё больше и больше проливают кровь мусульман. Ещё больнее видеть, как среди мусульман находятся те, кто считает обращение за помощью к безбожным колонизаторам решением кризисов в мусульманских странах, забыв или игнорируя тот факт, что именно они строят козни и ведут непримиримую войну против Ислама и мусульман:

لَا يَرۡقُبُونَ فِي مُؤۡمِنٍ إِلّٗا وَلَا ذِمَّةٗۚ وَأُوْلَٰٓئِكَ هُمُ ٱلۡمُعۡتَدُونَ ١٠

«Они не соблюдают по отношению к верующим ни родственных, ни договорных обязательств. Они – преступники!» (09:10).

Несмотря на это, мы уверены, что благо есть в жителях Ливии – стране хафизов (чтецов наизусть) Благословенного Корана. Среди них всегда есть преданные и искренние мужи, которые, с помощью Аллаха, провалят планы этих противников Ислама и мусульман. И Всемогущий Аллаха непременно поможет тем, кто помогает Его религии:

يَٰٓأَيُّهَا ٱلَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ إِن تَنصُرُواْ ٱللَّهَ يَنصُرۡكُمۡ وَيُثَبِّتۡ أَقۡدَامَكُمۡ ٧ وَٱلَّذِينَ كَفَرُواْ فَتَعۡسٗا لَّهُمۡ وَأَضَلَّ أَعۡمَٰلَهُمۡ ٨

«О те, которые уверовали! Если вы поможете Аллаху, то и Он поможет вам и утвердит ваши стопы. Гибель тем, которые не уверовали! Он сделает тщетными их деяния» (47:07,08).