Радикализация, экстремизм и исламизм. Разоблачение лживых понятий. ч.2

разоблачение-лживых-понятий-ч2

«Война с Терроризмом»: вечная война за вечный мир.


Монументальное изменение все ближе

Не часто появляется возможность быть свидетелем монументальных политических изменений в масштабе, сопоставимом с падением Берлинской стены и крахом коммунизма или концом апартеида в Южной Африке. Все эти события произошли во времена нынешнего поколения. Сегодня мы на пороге еще более значимых политических изменений в мусульманском мире. Разрушение многолетнего угнетающего правления, претворявшегося иностранными державами через мусульманских правителей медленно, но неизбежно приближается. Ибо в течение десятилетий многие движения призывают к восстановлению Исламского государственного устройства – Халифата, который представляется в нынешнее время единственной возможной альтернативой тираниям и диктатурам, засорившим мусульманский мир. С помощью лживых аргументов и подтасовки фактов предпринимались многократные попытки бросить тень на исламскую политическую систему, но эти попытки оказались безуспешными. Свидетельством этого является рост общественного мнения в пользу возврата правления на основе законов Ислама.

Несмотря на противодействие тех, кто поддерживает скверный статус-кво в мусульманском мире, механизм для возврата Халифата уже запущен. Государственный департамент США, министерство иностранных дел Англии, американские и британские агентства разведки пристально изучают события в мире и стремятся повлиять на них. Общественное мнение указывает на возвращение мусульманского государства, или Халифата. В декабре 2004 г. Национальный Совет Разведки при ЦРУ выпустил запланированный доклад, рассматривающий варианты отношений с возродившимся Китаем и потенциально сильным к 2020 году Халифатом.

Создание нового образа врага: демонизирование Халифата и исламской политики

Большие политики, такие как Джордж Буш «предупреждали» о последствиях, которые могут возникнуть при восстановлении Халифата и исламской политики. Буш в выступлении перед своим народом 8 октября 2005 г. заявил: «Военные полагают, что управление одной страны соберет мусульманские массы, предоставляя им возможность свергнуть все умеренные правительства в регионе и установить радикальную Исламскую империю, простирающуюся от Испании до Индонезии». Затем 5 декабря 2005 г. министр обороны США Дональд Рамсфельд сказал в Университете им. Джона Хопкинса: «Ирак послужил бы основой нового Исламского Халифата, простирающегося повсюду на Ближнем Востоке, и который угрожал бы законным правительствам в Европе, Африке и Азии. Таков их план. Так они сказали. Мы делаем ужасную ошибку, если мы не в состоянии слушать и учиться». Тони Блэр после событий 7 июля также сослался на необходимость противостоять «злой идеологии», которая включает «фактически установление талибанских государств и правление Шариатом в арабском мире, по дороге к одному Халифату для всех мусульманских наций».

В интервью «Таймс», опубликованном 20 июня 2007 г. генерал Дэвид Петреус был спрошен о своих приоритетах в операции «Большая волна» (2007 г., операция в Ираке) . В частности, он сказал: «Приоритеты – разрушить «Аль-Каиду», которая способна проводить сенсационные нападения и пытается продолжать цикл насилия. Кроме того, они предпринимают попытки установить настоящее святилище «Аль-Каиды» в Ираке — Халифат». Эти аргументы, в числе многих других, были выдвинуты в попытке дискредитировать и отвлечь усилия по восстановлению Халифата через связывание Ислама с терроризмом. Эта попытка была предпринята с целью исказить цели исламской политики в более общем смысле, как сделал Блэр после 7 июля, пытаясь сдвинуть фокус от актов террора к «злой идеологии». Такие попытки не в состоянии убедить мусульман и встречаются со скептицизмом в мире в целом, как, например, записи на пленке, сфабрикованные США и Британией для выдвижения лживых заявлений по поводу «войны с террором» (как это было с Ираком). 

Необходимо подчеркнуть, что беспокойство, выраженное по поводу установления Халифата, не имеет ничего общего с терроризмом или безопасностью. На самом деле, это угроза для их гегемонии и главенства над данным регионом мира, согласно словам бывшего директора отдела по планированию политики Государственного департамента США Джорджа Кеннана, написавше после Второй Мировой войны касательно нефтяного богатства Ближнего Востока: «Соединенные Штаты только что заработали самый большой материальный приз во всемирной истории».

Возврат к колониальной эпохе

В самом деле, внешняя политика по отношению к мусульманскому миру, в том числе оккупация Ирака, вторжение в Афганистан, поддержка невлиятельных тиранов, давление на Иран и Сирию, среди прочих действий США и Британии не могут рассматриваться как новые или изолированные действия. Они должны наблюдаться как часть колониальной традиции оккупации, вмешательства и изменения режима. Бывший министр иностранных дел Британии Лорд Курзон в конце Халифата в 1924 г. заметил почти в торжественных тонах: «Ситуация сейчас такова, что Турция мертва и никогда не поднимется снова, потому что мы уничтожили ее моральную силу, Халифат и Ислам». Но он также предупредил, что глава об Исламском законе целиком не закрыта, когда заявил: «Мы должны положить конец всему тому, что приводит к Исламскому единству между сыновьями мусульман». Замечания Курзона повторились Британским министром внутренних дел Чарльзом Кларком в обращении к Фонду Наследия 6 октября 2005 года, когда он сказал: «…не может быть никаких переговоров о воссоздании Халифата; не может быть никаких переговоров о навязывании шариатских (исламских) законов…».

Мусульмане были предупреждены, что они снова окажутся в этом положении. Параллели с Ираком одинаково уместны. Почти девяносто лет тому назад британский командующий, генерал-лейтенант Стэнли Моуд выпустил прокламацию к населению Багдада, чей город его войска только оккупировали, в которой сказал: «Наши армии не вступают в ваши города и земли как завоеватели или враги, но как освободители. Ваше богатство отнято у вас несправедливыми людьми… Население Багдада будет процветать под учреждениями, которые находятся в созвучии с их священными законами». Он пошел дальше, сказав: «…ваши земли подлежали тирании чужаков, ваши дворцы превратились в руины, ваши сады высохли в опустошении, и ваши предки и вы сами стонали в зависимости»В течение трех лет вторжения, свыше десяти тысяч умерло в Иракском восстании против британцев. Конфликт, в котором «бомбардировщик» Харрис сослался на сбрасывание «внеочередной бомбы в каждое село, которое подает признаки жизни», а Уинстон Черчилль поощрял применение газа иприта, соглашаясь: «Нет никакого сомнения, что мы — очень жестокие люди».

Накануне вторжения в Ирак в 2003 году подполковник Тим Коллинз в докладе к Британским солдатам сказал: «Мы идем освободить, не завоевать». Впоследствии колоссальная потеря жизней и разрушения развеяли этот неоколониальный миф.

Замена несостоятельной политической архитектуры мусульманского мира

Мейрав Вармсер, директор изучения Ближнего Востока в Гудзонском институте охарактеризовал мусульманский мир как терпящую или потерпевшую неудачу автократию, репрессию, слабую и портящуюся экономику и безработицу с двузначным числом. «Проблемы связаны с режимами в регионе, непопулярными среди собственного населения», – утверждал Вармсер, рассмотривая их как поддерживаемые западными силами. Альтернатива этой неудавшейся политической архитектуры все больше сводится к решающей роли Ислама в политике мусульманского мира. Выборы в странах мусульман сейчас неизменно приводят к власти исламские партии, несмотря на ограничения в конституциях и другие препятствия для применения исламской политики, подобно прямым ограничениям в Египте, где режим Мубарака установливал, к примеру, аресты и строгие квоты на исламские партии.

Общественное мнение также прямо указывает на поддержку возврата исламского правления. Центр стратегических исследований в университете Иордании в статье 2005 года предпринял всесторонний обзор ключевых ближневосточных стран, обнаружив, что две трети опрошенных в центральных арабских странах выступают за то, чтобы Шариат был единственным источником для законодательства (ключевое требование для Исламского государства), а оставшаяся одна треть — за то, что Шариат должен быть одним из источников закона. Исследование Университетом Мэриленда, опубликованное в апреле 2007 года, также подтвердило эту тенденцию к Шариату, заявляя следующее: «Преобладающее количество мусульман в большинстве стран поддерживают требование строгого применения Шариата, остерегаясь западных ценностей, и даже по объединению всех мусульманских стран в единое Исламское государство». Интересно, что вдобавок к более 70 процентам, поддерживающие Шариат и Халифат респонденты утверждали, что изменение придет не через насилие: «Преобладающее большинство во всех странах рассматривают нападения на гражданских лиц для политических целей как противоречащие Исламу и неэффективные. Также без каких-либо оправданий отвергается захват гражданской инфраструктуры для реализации политических целей».

Примечательно то, как западные правительства отвечают на эти политические перемены, происходящие в мусульманском мире. Тони Блэр окончательно признал, что война в Ираке была для замены ценностей. И тот факт, что ценности в мусульманском мире не меняются, является новым вызовом западному мышлению.

Необходимо отметить, что мнение Блэра о простой замене нескольких непопулярных правительств и установления контроля для фактического ограничения Ислама через «религиозную терпимость» в рамках западной светской структуры абсолютно не вызывает доверия в мусульманском мире. С другой стороны, распространенная мысль о том, что мусульмане якобы стремятся к изменению политического строя исключительно методами террора не выдерживает никакой критики и опровергается хотя бы вышеприведенными опросами. 

Фактически, зародилось состояние войны. Долгая война, которую Буш и Блэр попытались закончить, будет вечной войной. Неужели они думают, что они смогут так легко изменить укоренившуюся веру и стремления более 70% населения мусульманского мира? Мусульмане клеймятся агрессорами, в то время как только крошечная их часть использовала насилие против гражданских лиц. Насилие, которое ничто по сравнению с шокирующей и ужасающей тактикой Буша и Блэра и которое также не имеет и не может иметь поддержки общественного мнения среди мусульман.

«Борьба за сердца и умы»

Опыт холодной войны Запада, приведший к поражению коммунизма, сыграл свою роль в формировании риторики и политики по отношению к мусульманскому миру. В частности, некоторый успех в культурном аспекте. Например, генератор мыслей США корпорация «RAND» в своем исследовании о мусульманском мире «Построение умеренной мусульманской сети» описывает, как «пропаганда и культурно-просветительские усилия Соединенных Штатов и Британии в течение ранних лет холодной войны дают ценные уроки для «глобальной войны с терроризмом». Под флагом этой культурной войны набор ярлыков, таких как «экстремист», «радикал», «фанатик» и «боевик» стал единой валютой. Их определения опасно свободны, широки в применении, несмотря на тот факт, что нет никакого консенсуса по определению терроризма, чтобы приписывать всем мусульманам склонность к насилию.

В 2002 году подполковник армии Соединенных Штатов Джек Р. МакКланахан написал статью для военного колледжа армии США под названием «Завоевании сердец и умов в мусульманском мире». В то время, всего лишь через шесть месяцев после начала глобальной «войны с терроризмом» (с 2001 г. , Афганистан), он написал следующее: «Соединенные Штаты, возможно, победят терроризм при помощи военных действий, но в таком случае сокрушительно проиграют борьбу общественного мнения в мусульманских странах». Прежний Британский премьер-министр Тони Блэр также заметил после нападений, потрясших Лондон в июле 2005 года: «Это не столкновение цивилизаций – все цивилизованные люди, мусульмане или другие, чувствуют к нему отвращение. Но это глобальная борьба. Это борьба за идеи, сердца и умы, как в пределах Ислама, так и за пределами». Даже бывший лидер консерваторов Давид Камерон, выскочив на ленточный фургон в ноябре 2006 года, заявил: «Мы должны помнить, что мы ведем борьбу за сердца и умы всех мусульман в нашей стране».

В январе 2007 года преемник Блэра на должность премьер-министра Гордон Браун сказал по поводу иракской войны и «терроризма»: «Но вы не победите в борьбе против экстремальных террористических действий, и особенно действий пропаганды до тех пор, пока не выиграете эту борьбу за сердца и умы. И это вынуждает меня подумать о той же культурной войне, которую пришлось вести против коммунизма с 1940-х и 50-х годов, являющейся, по сути, моделью того, что мы должны сделать здесь». Браун признал по- требность в пропаганде, когда 1 июля 2007 года он сказал: «И вот почему культурная борьба, – почти подобная той, которая происходила во времена Холодной войны в 1940-х, 1950-х и 1960-х, когда нам приходилось усиливать пропаганду, если вам нравится, объяснять народу, что наши ценности, представленные в наилучшем претворении чувства собственного достоинства, свободы и человеческой жизни воспринимаются всерьез. И я думаю о том, о чем нам придется говорить в последующие годы».

Однако пропаганда в холодной войне была направлена не только на разъяснение западных ценностей, но и на оклеветание Советского Союза и создание атмосферы подозрения и угроз. Холодная война была прежде всего использована как предлог для западных правительств, чтобы продвигать свои интересы во всем мире. Однако сегодня убийства, пытки и унижение людей во имя распространения демократии и либерализма на часть света, зачумленного неустойчивостью и тиранией, пришли на смену попыткам интеллектуального убеждения. И возможно очень скоро Халифат станет определяющей дискуссией нашего века. Возрастающая перспектива его появления должна встретиться с готовностью понять систему, которая, несомненно, возвестила бы новую эру стабильности для мусульманского мира.

В 1989 году, когда Берлинская стена была разрушена, западным государствам не было необходимости стрелять, и они представлялись блистающими маяками для угнетенных граждан Восточной Европы. Однако сегодня западные государства потеряли свои моральные полномочия. Вследствие Гуантанамо, Абу Грэйба, пыток, похищений, секретных средств задержания, геноцида 650,000 гражданских лиц в Ираке, безответственного использования белого фосфора и обедненного урана, западные нации рассматриваются больше как часть проблемы, нежели как часть решения. Внешняя политика Запада проиллюстрировала не только неприемлемое лицо западного империализма, но и истинное лицо западных государств с неукротимой жаждой доходов, сырья и дешевого труда, использующих негуманную политику долгов и политической поддержки диктаторов и тиранов во всем мире. Опрос жителей шести государств Среднего Востока, проведенный в середине нулевых годов  Зогби и Университетом Мэриленда обнаружил, что в качестве главных задач Америки на Среднем Востоке опрошенные указали поиск нефти (76%), защиту Израиля (68%), доминирование в регионе (63%) и ослабление мусульманского мира (59%). И только 6% опрошенных согласились с тем, что задачей бывшего президента Буша и премьер-министра Блэра было просто распространение и защита прав человека и демократии. Это недоверие не ограничивается мусульманским миром, а обнаруживается глобально от Каракаса до Пекина среди народов всех континентов, ищущих новые модели правления и законодательства.

Действительно, политика западных правительств в «войне с террором» была и остается по-сути отвратительной и беспринципной борьбой в том числе и с собственным населением. По иронии, реальная борьба за сердца и умы проходит с обычными людьми на Западе, которые неоднократно были обмануты своими политическими лидерами. Пока каждый политик пытается убедить свой народ, что для Ирака и Афганистана просто нужно больше солдат или больше времени, широкая общественность становится все более утомленной неудачной политикой. К тому же, иракская война доказала, что оправдания «войны с террором» запутались в ошибках и неточностях и нет никакого эффективного объяснения для общественности, почему западные страны были втянуты в эти конфликты своими лидерами.

Вечная война за вечный мир

Выражение Чарльза Берда «Вечная война за вечный мир», которое также является названием одной из книг Гора Видала, является ложной концепцией, призванной удерживать массы от осознания позорной реальности государственной политики, находящейся под влиянием корпораций. Не будет ни изменений широко распространенных ценностей, ни мира от широкомасштабной бомбежки, Гуантанамо или Фаллуджи. Халифат, возможно, скоро станет определяющей дискуссией нашего века, а растущая перспектива его появления должна встретиться с готовностью понять эту систему, которая, несомненно, возвестила бы новую эру стабильности для мусульманского мира. (2007 г.)

См. также: Радикализация, экстремизм и исламизм. Разоблачение лживых понятий. ч. 1