Вернется ли стабильность на Памир?



Вернется ли стабильность на Памир?

На высокогорьях Памира 21 и 24 мая текущего года в городе Хороге — административном центре  Горно-Бадахшанской Автономной области  (ГБАО) Таджикистана опять стало неспокойно.

На этот раз причиной неспокойствия стало использование сотрудниками милиции огнестрельного оружия при задержании лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотиков. По версии местных жителей, это был расстрел граждан в центре города, повлекший за собой четыре смертельных исхода и ранения горожан. Эта стрельба в центре города, в ходе проведения  незначительной операции, возобновила, неподавленную в течение двух лет, обиду местного населения – конфликт 2012 года, когда правительственными силами было убито около пятидесяти жителей Хорога.

На этот раз люди, собравшись у здания областного управления внутренних дел, потребовали привлечения к ответственности применивших оружие милиционеров и освобождения задержанных горожан. Затем были сожжены дотла здания ОМВД г. Хорога, областного суда и прокуратуры, а также жилой дом начальника хорогского ОВД. А в ночь на 24 мая, согласно официальному сообщению, было совершено нападение на здание областного УГКНБ (комитет нацбезопасности), вследствие чего был убит 20-летний житель Хорога, а двое хорогцев получили ранения.

Начавшаяся 21 мая акция протеста в Хороге встревожила официальный Душанбе. Поэтому для переговоров с митингующими из Душанбе президентом страны Э. Рахмоном были срочно отправлены на Памир помощник президента по вопросам обороны, генерал Шерали Хайруллоев и министр внутренних дел республики Рамазан Рахимзода.

После нескольких дней переговоров стороны пришли к согласию и 25 мая народ разошелся. 27 мая жители Ишкашимского района ГБАО вышли на митинг с требованием снять с должности начальника районного отдела милиции, после конфликтной ситуации жителей района с руководством правоохранительных сил. Утром 31 мая в Хороге был подписан протокол к соглашению между властями РТ и представителями гражданского общества г.Хорога по нормализации ситуации на Памире. Из 9 имеющихся в соглашении пунктов, было достигнуто обоюдное согласие по 7 пунктам. Как один из пунктов соглашения для проведения объективного расследования последних событий Хорога, в ходе которых погибли четверо и получили ранения шесть человек, была создана комиссия из числа представителей правительства республики и гражданского общества г.Хорога.

Необходимо упомянуть, что Протокол Хорога — первый официальный документ со времени подписания мирного соглашения в 1997 году между правительством и оппозиционными ей слоями населения Таджикистана. Поэтому редактирование  текста протокола длилось около недели и, наконец, 31 мая документ был подписан.

Что показало это событие? Это событие еще раз показало недоверие и давнюю  ненависть населения ГБАО по отношению к центральной власти; недоверие и ненависть, появившиеся в былые годы  и усилившуюся вследствие военной операции в июле 2012 года в Хороге. Тогда правительство РТ вопреки законам международного права, не предупредив мирное население Хорога, по официальной версии, с целью задержания убийц генерала ГКНБ – Абдулла Назарова, который был убит 21 июля, в нескольких километрах от административного центра ГБАО, глубокой ночью дало команду начать военную операцию. Эта операция напоминала  собой нападение  на вражеский стан. Согласно международным правилам, до начала подобных операций мирное население должно быть предупреждено и эвакуировано на безопасное место.

Достоверная информация о погибших два года назад в Хороге засекречена, а по заявлению министра обороны, большинство лиц, погибших 24 июля 2012 года, принадлежали к преступным группировкам, которые были убиты при оказании сопротивления правоохранительным органам. Председатель Социал-демократической партии Таджикистана Рахматулло Зойиров, спустя ровно год после этих событий, опубликовал обращение на имя президента Таджикистана Э. Рахмона, в котором призывал главу государства признать прошедшие 24 июля 2012 года события в Хороге акцией государственного терроризма.

В последние годы правительство РТ под видом борьбы с терроризмом само встало на путь государственного террора против населения страны, в том числе в Раште, Исфаре и Кулябе.

С большой вероятностью можно сказать, что митинги и собрания  народа Бадахшана произошли стихийно, как реакция на несправедливые и некомпетентные действия властей. Но правительство Таджикистана ищет «врага» извне, стоявшего за этими событиями. Такое «враголепие» явно просматривается в заявлениях высокопоставленных официальных лиц РТ, прямо или косвенно обвиняющих иностранные государства и международные организации в дестабилизации ситуации в  стране.

Так, прибывший в Хорог во главе правительственной комиссии помощник президента по вопросам безопасности генерал Ш. Хайруллоев на одной из встреч с активистами гражданского общества Бадахшана заявил, что главные организаторы майских событий в Хороге находятся в Душанбе. «Я говорил с ними по телефону (сценаристами и дирижерами)»  – заявил он, – «те, кто извне пытаются решить проблемы Бадахшана, не являются даже гражданами Таджикистана, и в Хороге у них нет семей, детей или родственников».

Примерно в то же время спикер парламента Таджикистана Шукурджон Зухуров во время обсуждения закона о парламентских выборах заявил: «Не надейтесь на ОБСЕ. Проведите небольшой анализ там, где они были в последнее время, там нет ни спокойствия, ни мира, ни демократии!».

Еще более показательный случай произошел 10 июня. В этот день в Хороге побывал посол Великобритании Робин Орд-Смит, и именно в этот день возле посольства Великобритании в Душанбе прошла акция протеста группы женщин, которые с выкриками «Памир!», «Бадахшан!», забрасывали здание камнями…

Итак,  данные высказывания показывают, что во властных кругах Таджикистана широко распространено мнение, что за беспорядками в Хороге стоят внешние силы. 19 июня в ходе конференции «Противодействие современным вызовам и угрозам в центрально-азиатском регионе: достижение и перспективы Таджикистана в борьбе с терроризмом, экстремизмом и коррупцией» глава ГКНБ Таджикистана Саймумин Ятимов заявил, что сейчас в Таджикистане идут большие геополитические игры. Из его цитат: «Некоторые НПО иногда используют такие термины, которые не служат нацбезопастности Таджикистана», «… специальные службы», «…дают им деньги», «они их специально взбудораживают, чтобы они, как могли, боролись против стабильности нашей республики, против стабильности нашего региона»,  «…большие страны заинтересованы в этом».  Хотя глава ГКНБ   РТ открыто не сказал, какую именно организацию или страну имеет в виду, но все поняли, что речь идет о событиях в  Хороге.

Среди разных возгласов появились и утверждения о том, что за этими событиями стоят сети фонда Ага-хана  в Таджикистане. Но Ёдгор Файзов, руководитель фонда Ага-хана в Таджикистане категорически отверг эти слухи.

В этом контексте поиска врагов извне, задержание Александра Садыкова стало «козырной картой» спецслужб, призванной подтвердить эту версию. Садыков, гражданин Таджикистана, уроженец г. Пенджикента, в последние годы жил  в Канаде. На период летних каникул давний знакомый и коллега Садыкова — старший преподаватель британского Университета Эксетер (Exeter University), профессор в области конфликтологии и эксперт по Центральной Азии Джон Хизершоу предложил ему поработать в его проекте в Таджикистане и Александр предложение принял. Садыков работал под покровительством посольства Британии в Таджикистане. 16 июня Садыков был задержан во время беседы с председателем областного филиала социал-демократической партии РТ А. Шерзамоновым, который является членом совместной комиссии от гражданского общества Хорога. По версии самого Шерзамонова основной целью является он, так как правительство не заинтересовано в распространении информации об истинах хорогских событий и желает очернить и дискредитировать Шерзамонова, как члена комиссии перед общественностью.

Так в чем же причина всех этих поисков врагов правительством Таджикистана? И вообще, почему это правительство пытается обвинить в этих событиях иностранцев?

Причина в том, что вследствие политического курса, взятого правительством Таджикистана, все больше возрастает ненависть народа по отношении к этому правительству и эта ненависть прежде всего связана с плохим экономическим положением республики. Потому что Таджикистан, владея обильными запасами водонедроресурсов, является одним из беднейших государств в мире. ГБАО с 220,000 населением, имеет площадь 64 200 км² (45 % территории Таджикистана), по величине площади является самой большой областью республики. Большинство населения ГБАО считают себя исмаилитами-шиитами. На территории области нет ни одного крупного промышленного предприятия и ее население живет в основном за счет земледелия и трудовой миграции в Россию, в другие страны.

Причиной все большего проявления недовольства в ГБАО в том, что в этом регионе правительство имеет меньше влияния, чем в других областях. Потому что после завершения гражданской войны правительство, предприняв жесткие, силовые меры, подчинило себе другие регионы, одной из которых были события 4-8 ноября 1998 года в городе Худжанде Согдийской области – боевые действия против группировки Махмуда Худойбердиева. В Бадахшане же, до июля 2012 года правительство Таджикистана не имело возможности  принятия подобных мер, и операция июля 2012 года, проведенная в Хороге, наоборот оказалась во вред самой власти. Поэтому в ГБАО влияние неофициальных лидеров весомее, нежели, чем правительства. Они обрели почет и уважение благодаря своему попечительству о народе и его материальной поддержке, и ходят правдоподобные слухи о том, что они занимаются торговлей наркотическими средствами. И несмотря на это, некоторые из этих криминальных авторитетов работают также и на высоких должностях во властных структурах, а правительство вынуждено мириться с этим обстоятельством.

Ныне ситуация в  Таджикистане указывает на то, что чаша терпения народа и в других регионах переполнена и неминуем тот день, когда народный гнев выплеснется. Акции протеста 2012 и 2013 годов, устроенные предпринимателями рынков Душанбе, Худжанда, Восе и других городов и районов, свидетельствуют о том, что несмотря на предупреждения правительства о повторении событий 9О-х годов, и  призыв народа к благодарности, обретенной независимости и государственности – народ   восстает для требования своих попранных прав. Правительство прекрасно это понимает и им же предпринято  ряд мер противодействия этому явлению. Например, установка камер наблюдения на многолюдных автотрассах городов Душанбе и Худжанда, планирование их установки в других крупных городах республики с целью предотвращения демонстраций и народных волнений. Другим примером служит введение изменений и дополнений в закон РТ о митингах, согласно которым использование зажигательных и взрывчатых веществ (коктейлей Молотова) на митингах и массовых шествиях в Таджикистане, приравнено к использованию огнестрельного оружия.

Именно по этой причине правительство стремится отвести гнев народа от себя в сторону иностранцев. Но это не означает, что иностранные государства  и спецслужбы не вмешиваются во внутренние дела республики. Наоборот, их вмешательство ощущается ежедневно и ежечасно. Вмешательство крупных государств ради собственных интересов в дела слабых государств, это закономерность и реалии нашего времени и имеет различные формы и методы, многие из которых имеют скрытые формы.

Но также, это не значит, что собственные промахи, правительство РТ должно сваливать на иностранные державы. Это же правительство берет подачки в виде грантов, льготных кредитов и других инвестиций от этих же государств взамен защиты их интересов, предавая интересы собственного народа. Здесь уместно отметить  и возгласы сторонников Запада. Они утверждают, что западные страны не заинтересованы в дестабилизации Таджикистана и если бы были заинтересованы, то не выделяли бы для Таджикистана гранты и иные средства. Но такие люди не ведают  или делают вид, что не ведают о том, что вмешательство этих государств в дела Таджикистана, происходит именно посредством этих денег. Так как, получая эти средства, слабые государства, наподобие Таджикистана становятся зависимыми, входят в кабалу и вынуждены выполнять веления стран-кредиторов. В сегодняшнем мире неокапитализма и неоколониализма большие мировые страны ведут между собой ожесточенную борьбу за разграбление богатств слабых государств и верить в их благожелательность является верхом глупости или сверхнаивностью.

Надо отметить географическое расположение ГБАО, его обильные подземные богатства и заинтересованность  крупных государств еще с прошлых веков, в том числе и бывшего мирового лидера — Англии. Но это не значит, что последние события в Хороге происходили по той причине, что это организовало английское посольство. Нападки руководителей страны означает то, что среди стран, имеющих влияние на республику, у Британии оно слабее. Или же таким путем Таджикистан намерен добиться у Британии определенной выгоды. В частности, после этих обвинений состоялся визит министра иностранных дел Таджикистана, Сироджидддина Аслова в Британию и в ходе его переговоров с официальными представителями Британии также обсуждалась тема задержания Александра Садыкова. Но как принято, подробности подобных переговоров на высшем уровне всегда остаются неразглашенными, но в них торг является уместным.

Возникает вопрос: сможет ли устранить эту проблему совместная комиссия из числа представителей правительства и активистов Бадахшана? И достигнет ли с этим народ  Памира мира и спокойствия? Решатся ли все их проблемы и исполнятся ли обещания правительства, данные устами Шерали Хайруллоева? Ответ на этот вопрос отрицателен. Потому что по происшествии более, чем месяца со дня создания этой комиссии еще раз раскрылось истинное лицо правительства Таджикистана. Удивительно и то, что бадахшанские активисты пожаловались президенту на одностороннее расследование комиссии, которая обвиняет лишь бадахшанскую молодежь в этих событиях. А это напоминает нам таджикскую пословицу о жалобе овец волку.

После визита  в начале июля 2014 года главы МВД  и генпрокура республики для ознакомления с ситуацией в Хороге и с работой совместной комиссии, члены этой комиссии от гражданского общества выступили с заявлением. В нем за подписью 9 влиятельных людей говорится о решительном несогласии с действиями членов комиссии со стороны правительства. Если продвижений не предвидится и правительственная сторона будет вести себя деструктивно, то эти 9 членов комиссии пригрозили выходом из данной комиссии, что будет означать дестабилизацию памирской проблемы.