Новый твит Дональда Трампа

21-04-2018 23-08-26

Недавно в своей Twitter-ленте Дональд Трамп заявил, что США введут заградительные пошлины на импорт стали и алюминия в размере 25% на сталь и 10% на алюминий. Несмотря на то, что обнародование президентом подобных норм через социальные сети является очень необычным делом, всё же Трампу приятно видеть себя отличающимся от остальных и чувствовать себя главным в этом процессе. Такой ход был воспринят как «первый выстрел» и начало более агрессивной экономической политики США, направленной, в частности, против Китая, который за прошедший год получил ошеломительные $500 млрд. положительного торгового сальдо[1] в сделках с США.

Простейший взгляд, на котором Трамп строит свои аргументы, заключается в том, что остальные страны приобретают преимущество над США, получая бо́льшую выгоду за ввезённые материалы и товары, создавая ценовую политику, которая вредит американским производителям и провоцирует большой дефицит. С другой стороны, США, будучи де-факто эмитентом мировой валюты (доллара США), спонсирует крупнейший в мире расточительный и военизированный образ жизни за счёт тех стран, которые продают свои товары и принимают взамен от США постоянно девальвирующие бумажные деньги. Например, резервы Китая составляют около $2 трлн. в казначейских векселях США, и Китай очень болезненно ощутит падение ценности этих банкнот, если продолжат расти процентные ставки, а также с принятием новых пошлин на сталь.

Невзирая на заявления мировых лидеров, включая Трампа, призывающих к свободной торговле, в мире продолжает главенствовать протекционизм[2].

Идея свободной торговли между народами чрезвычайно привлекательна. Те страны, которые имеют преимущество в некоторых товарах, могут заключать сделки с другими странами, у которых развиты иные услуги и товары, и таким образом достигать взаимной выгоды в меньших ценах, более квалифицированных специалистах и объёмах торговли. Главным же аргументом «против» выступает возможность при свободной торговле доминировать в ключевых сферах рынка и стратегических отраслях, ущемляя при этом местных производителей и причиняя им значительный ущерб.

США, Британия и другие ведущие страны, несмотря на их заверения в обратном, всегда были приверженцами протекционистской политики. Дональд Трамп, в данном случае, лишь следует тому, что его предшественники в Белом Доме уже делали многократно.

Александр Гамильтон, 1-й министр финансов США и автор программы ускоренного торгово-промышленного развития США, утверждал, что промышленность на ранних этапах нуждается в защите (протекции), а также настаивал на государственных инвестициях в инфраструктуру. Президент США Улисс Грант, отвечая на настойчивость Британии на свободной торговле, сказал: «В течение двухсот лет, когда Америка получит от протекционизма всё, что он может предложить, она тоже примет свободную торговлю». Эндрю Джексон ввёл 35% и 40% протекционистские пошлины. Авраам Линкольн утвердил ещё более высокие сборы. Подобная протекционистская политика была направлена и способствовала развитию ещё не окрепшей на тот момент экономики США.

Британцы тоже были протекционистами, и это хорошо заметно в их шерстяной и текстильной промышленностях.

Трамп лишь следует традиции современных западных либеральных капиталистов. Все они призывают к «свободной торговле» с развивающимися странами, но в современном мире это следует понимать так:

  • Откройте свои рынки для нашей продукции;
  • Сделайте доступными для нас ваши товары, которые мы будем покупать по заниженным ценам, манипулируя торговлей фьючерсами;
  • Либерализируйте свою экономику, т.е. уберите препятствия перед зарубежными инвестициями;
  • Узаконьте приватизацию, т.е. продайте свои основные государственные активы;
  • Девальвируйте национальную валюту, т.е. продавайте нам товары «со скидкой»;
  • И в довершение, берите дорогие кредиты у МВФ и Всемирного Банка, которые поработят экономику вашей страны на десятилетия.

Бездарность подобной политики легко заметна, если обратить внимание на США и Великобританию, которые, будучи видными членами МВФ, никогда не позволят такого развития событий в своей стране.

Но существует намного лучший вариант!

Халифат — идеологическое государство, которое не концентрируется только лишь на экономическом развитии или удачных сделках (в отличие от Трампа). В некоторых случаях Халифат может заключать «располагающие» торговые сделки со странами, с которыми есть желание установить крепкие взаимоотношения, как в целях призыва, так и в долгосрочных стратегических целях для получения основных товаров или услуг.

Протекционизм запрещён в Исламе. Ахмад и Абу Убайд передают от Укбы ибн Амира, что Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

لَا يَدْخُلُ الْجَنَّةَ صَاحِبُ مَكْسٍ

«Не войдёт в Рай тот, кто берёт таможенную пошлину (макс)».

Всё же, если упомянутые выше пошлины будут установлены иными государствами для Халифата, то и Халифат может применить ответные взаимные сборы, если на то будет решение халифа.

На самом деле, проблема не кроется лишь в вопросе введения или невведения пошлин. Сама идея свободной торговли должна быть полностью пересмотрена. Западные политики слишком сильно сосредоточены на простом балансе в торговле, дефиците и эксплуатации ресурсов других народов. Исламское Государство же принимает активную позицию в торговой политике, дабы быть уверенным, что взаимоотношения с остальными странами строятся на взаимности, дабы обеспечить потребности Халифата, включая финансовую прибыль, стратегические активы и иностранные валюты. Но самое главное — это несение призыва к Исламу.

[1] Положительное торговое сальдо означает, что в денежном эквиваленте (товарный объём переводится в денежный) товаров за границу было отправлено больше (экспорт), чем получено из других стран (импорт).

[2] Протекционизм (от лат. protection — защита, покровительство) — внешнеторговая политика государства, направленная на временное ограничение ввоза импортных и поддержку производства внутренних товаров и услуг. Протекционизм является противоположным свободной торговле.

Джамал Харвуд