Переговоры с талибами

ccc080dd-ca52-42cf-9fe1-cb3f02e0775f

По мере того, как американская война против талибов (особенно — их воздушная бомбардировка) усиливалась, мирные переговоры с талибами имели отклик в глазах общественности, как и велась активная пропаганда к этому. В прошлом существовало три основных предварительных условия для мирных переговоров с талибами:

1 — сдача оружия, «прекращение войны»;

2 — отделение от международного терроризма и его осуждение;

3 — принятие афганской конституции, сохранение и уважение достижений последних 17 лет.

На второй конференции в рамках «Кабульского процесса» президент Афганистана заявил, что мирные переговоры с талибами начались без каких-либо предварительных условий. Однако во время своего официального выступления на конференции он уже упомянул о семи предварительных условиях: «Необходимо создать политическую основу мира, объявить о прекращении огня, признать «Талибан» как политическую партию, принять меры по укреплению доверия, содействовать проведению независимых и справедливых выборов, установить правовые рамки для мира и пересмотреть конституцию по требованию конституционного процесса».

Таким образом, талибы выразили готовность к мирным переговорам после учащения атак и этих предложений. Они также отправили письмо в Конгресс США.

Анализируя прошлые и нынешние обстоятельства, становится ясно, что принципиальных изменений в позиции Америки и афганского правительства не произошло. Вместо этого все эти предварительные условия совпадают с предыдущими, приняв новую формулировку и предполагая, что талибы, несомненно, будут покорны им. Аналогичным образом в прошлом году Вашингтон безоговорочно подчинил светской конституции и демократическим ценностям, достигнутым за 17 лет, исламистскую партию Гульбеддина Хекматияра.

Поэтому необходимо понимать, что скрывает за собой концепция «мира» для народа, афганского правительства и Америки. Хотя для обычных афганцев слово мир — это прекращение войны, но для Америки оно имеет иное значение. В понимании Америки «мир» должен служить интересам её посольств и военных баз, а также гражданских и национальных образований, как и обеспечивать их безопасность. В действительности, неправильное толкование этого слова породило луч надежды на мирный процесс, как у широкой общественности, так и у ряда политических аналитиков.

С другой стороны, мир с исламистской партией Хекматияра не повлиял на войну. Точно так же мир с некоторыми выходцами из «Талибана» не может оказать какого-либо влияния на военные действия и войну, потому что талибы, с одной стороны, не являются единой группой, как это было в прошлом. Таким образом, если одна группа примет мирный процесс, остальные могут оспорить это. С другой же стороны, деятельность «ИГ» в Афганистане расширялась и усиливалась в несколько раз. Наряду с «ИГ», афганское правительство всегда заявляет о присутствии 20 террористических группировок в Афганистане. Конечно, непонятно, кто эти 20 групп? Поэтому ясно, что война в Афганистане действительно является конфликтом между крупнейшими сверхдержавами, стремящимися достичь своих стратегических целей. Таким образом, интеграция части «Талибана» в мирный процесс мало повлияет на войну, и к тому же другие группы, вероятно, сохранят неуверенность в этом процессе.

Поэтому стратегия США в Афганистане сейчас является продолжением войны, а не мира, потому что они, во-первых, используют геополитическое положение Афганистана в качестве военного проекта в регионе против Китая и России, а во-вторых, районы, находящиеся под угрозой войны, используются в качестве областей для выращивания и производства наркотиков и торговли ими на крупнейших после нефти и оружия рынках мира, благодаря чему Вашингтон сможет сэкономить большие деньги, чтобы облегчить нагрузку на неустойчивую экономику США.

В заключение следует отметить, что мусульманам и муджахидам в Афганистане следует понять, что факт прямой оккупации исламских земель требует немедленного отказа от этой оккупации и освобождения оккупированной земли, а никак не диалога! В настоящее время Исламская Умма на своей территории не имеет какого-либо государства, основанного на исламских убеждениях, для защиты крови, имущества, достоинства и земель мусульман. Поэтому любые переговоры с оккупантами всегда были фатальными и ничего не приносили Умме. Напротив, они послужили благоприятными условиями для того, чтобы распустить корни колониализма. Нам необходимо исправить наш политический взгляд на Исламское Государство, а именно — на Праведный Халифат по методу пророчества и на внешнюю политику, с тем, чтобы не вступать в диалог с оккупантами от имени Уммы и её государства, как это было в случае неполитических групп, существующих в исламском мире, когда вместо того, чтобы противостоять колониализму, мы добавили легитимности светским режимам и укрепили корни колонизаторов в регионе.

Сайфуллах Мустанир