Пробуждение арабов

201110263_TUNISIA.JPG

Под таким заголовком aljazeera.net опубликовала недавно объёмную статью Мансыфа аль-Марзуки, бывшего президента Туниса, посвящённую поиску пути мыслительного пробуждения арабов и выхода из того болота, в котором они застряли. Статья поднимает вопрос: «Где выход из этого порочного круга? И кто способен проложить путь к этому в принципе?». Марзуки приводит перечень различных несостоятельных идей, и после их предвзятой интерпретации со своей стороны пытается заложить читателю взгляды, удовлетворяющие секулярному принципу во всём, что входит в противоречие с Исламом. Здесь мы остановимся на некоторых фрагментах, представляющих из себя несущие опоры политического курса Марзуки в деле «спасения арабов или тех из них, кто ещё остался таковым», которыми он пытается торпедировать три важнейших исламских понятия, служащих основами существования Исламской Уммы.

Первое: Исламский Халифат. Марзуки говорит: «Что заставляет нас цепляться за искусственные государства и фальшивые идеологии, учитывая всю ту утопию, в которой мы жили веками, и ожидать спасения от справедливого диктатора… или от возвращения Халифата, не получая взамен ничего, кроме разочарования сверх разочарования?». Этот текст наглядно показывает то, что возвращение Халифата представляется для Марзуки злом, с которым, однако, он предлагает бороться отнюдь не утопическими, а вполне реалистическими средствами. Здесь нам хотелось бы спросить Марзуки о мотивах его агрессивности по отношению к Халифату, ведь именно это государство 13 веков служило той нитью, что связывала воедино Исламскую Умму, и оно подарило мусульманам, включая арабов, верующих в Ислам и несущих его Послание, пальму первенства в мировом раскладе сил, являвшись источником их исключительного, внушающего почтительный страх могущества. Кроме того, разве Марзуки потерял способность различать колоссальную разницу между нашими нынешними декоративными государствами, состоящими на побегушках у стран Запада, и государством Халифат, порождённым Исламом для глобального покровительства интересам мусульман?

Второе: единство Уммы. Марзуки замечает, что «до сих пор существуют настаивающие на том, что Ислам   — единственная законодательная модель, способная спаять воедино исповедывающие его народы и развернуть их подлинную идентичность. Но это соображение как не имело успеха в прошлом… так, несомненно, обречено и в будущем». Вот так неуклюже и примитивно старается Марзуки навести тень на ясный день, рассказывая нам об отсутствии потенциала Ислама в объединении мусульманских народов! Опираясь на вышесказанное, он призывает арабов отвлечься от исламского метода преобразований, притворяясь неведающим о том, что именно Ислам был надёжным фактором идейного, политического и культурного единства мусульман. Да, ведь именно Ислам объединил враждующих и сражающихся друг с другом арабов, о чём говорит Всевышний Аллах:

لَوۡ أَنفَقۡتَ مَا فِي ٱ لۡأَرۡضِ جَمِيعٗا مَّآ أَلَّفۡتَ بَيۡنَ قُلُوبِهِمۡ وَلَٰكِنَّ ٱ للَّهَ أَلَّفَ بَيۡنَهُمۡۚ إِنَّهُ ۥ عَزِيزٌ حَكِيمٞ

«Ты не смог бы объединить их сердца даже если б израсходовал для этого все богатства Земли, однако Аллах объединил их друг с другом. Воистину, Он   — Могущественный, Мудрый» (8:63). Также Ислам объединил арабов, турок, курдов и другие народы и племена в одну общину, пока его господство не обняло большинство известных обжитых территорий на Земле после того, как Исламский Халифат переломил хребет персам, римлянам и другим агрессивным, деспотичным и порочным государствам, воцарившись на долгие века. Что касается проявившихся в Умме разделений, то их причиной послужило не соблюдение Ислама, а отклонение от него. Акъыда, тексты Ислама и его политика строятся на единстве и консолидации.

إِنَّمَا ٱ لۡمُؤۡمِنُونَ إِخۡوَةٞ فَأَصۡلِحُواْ بَيۡنَ أَخَوَيۡكُمۡۚ وَ ٱ تَّقُواْ ٱ للَّهَ لَعَلَّكُمۡ تُرۡحَمُونَ ١٠

«Воистину, верующие   — братья, так сближайте ваших братьев между собой. И бойтесь Аллаха, возможно, вы будете помилованы» (49:10). Что касается сепаратистских движений, то они нашли отклик в Умме на почве невежества в Исламе, либо его игнорирования. Благородный Посланник (с.а.с.) говорит:

يَا أَيُّهَا النَّاسُ، أَلَا إِنَّ رَبَّكُمْ وَاحِدٌ، وَإِنَّ أَبَاكُمْ وَاحِدٌ، أَلَا لَا فَضْلَ لِعَرَبِيٍّ عَلَى أَعْجَمِيٍّ، وَلَا لِعَجَمِيٍّ عَلَى عَرَبِيٍّ، وَلَا لِأَحْمَرَ عَلَى أَسْوَدَ، وَلَا أَسْوَدَ عَلَى أَحْمَرَ إِلَّا بِالتَّقْوَى، … ثُمَّ قَالَ: أَيُّ يَوْمٍ هَذَا ؟ قَالُوا: يَوْمٌ حَرَامٌ، ثُمَّ قَالَ: أَيُّ شَهْرٍ هَذَا ؟ قَالُوا: شَهْرٌ حَرَامٌ: ثُمَّ قَالَ: أَيُّ بَلَدٍ هَذَا ؟ قَالُوا: بَلَدٌ حَرَامٌ، قَالَ: فَإِنَّ اللَّهَ قَدْ حَرَّمَ بَيْنَكُمْ دِمَاءَكُمْ وَأَمْوَالَكُمْ وَأَعْرَاضَكُمْ كَحُرْمَةِ يَوْمِكُمْ هَذَا، فِي شَهْرِكُمْ هَذَا، فِي بَلَدِكُمْ هَذَا، أَبَلَّغْتُ؟… لِيُبَلِّغْ الشَّاهِدُ الْغَائِبَ

«О люди, воистину, у вас один Господь и один прародитель, а потому нет превосходства араба над неарабом, неараба   — над арабом, краснокожего   — над темнокожим, темнокожего   — над краснокожим, разве только по их благочестию». Затем он спросил: «Что это за день сегодня?». Ему ответили: «Запретный день». Он сказал: «Что это за месяц сейчас?». Ему ответили: «Запретный месяц». Он спросил: «Что это за земля?». Ему ответили: «Запретная земля». И он сказал: «Воистину, Аллах сделал запретными для вас ваши кровь, имущество и честь подобно запретности этого дня, этого месяца и этой земли. Довёл ли я до вас?.. Пусть доведёт присутствующий отсутствующему» (передал Ахмад). А также:

مَنْ أَتَاكُمْ وَأَمْرُكُمْ جَمِيعٌ عَلَى رَجُلٍ وَاحِدٍ يُرِيدُ أَنْ يَشُقَّ عَصَاكُمْ أَوْ يُفَرِّقَ جَمَاعَتَكُمْ فَاقْتُلُوهُ

«Если кто-то придёт к вам, желая подбить на восстание или разделить ваше общество, когда ваша власть представлена в одном мужчине   — убейте его»(передал Муслим).

Третье: исламская самобытность. Марзуки продолжает: «Чего не понимают или притворяются непонимающими все эти опасные глупцы, так это того, что в формировании самобытности каждого индивида и нации другой де-факто участвует так же, как и собственное «я». Самобытность, подобно геологическим слоям, запечатлевает в себе историю сменяющихся и смешавшихся человеческих обществ, которые являют собой материю народа, и, в конце концов, приводит к изменению и новым слоям самобытности». Вот с какой беспардонностью Марзуки, после предложений об отказе от нашего вероисповедания   — религии единобожия   — и единства, как и после предложений отвержения нами идеи возвращения Халифата в качестве системы шариатской власти предлагает нам отойти от нашей идентичности, опираясь в своих утверждениях на чахоточную философию, вступающую в противоречие с реальностью нашей Уммы, обладающей собственными установками, надеждами, болями и стремлениями. Не говоря уже о противоречии ясному тексту Корана, обозначающего нашу идентичность словами:

هُوَ سَمَّىٰكُمُ ٱ لۡمُسۡلِمِينَ مِن قَبۡلُ وَفِي هَٰذَا لِيَكُونَ ٱ لرَّسُولُ شَهِيدًا عَلَيۡكُمۡ وَتَكُونُواْ شُهَدَآءَ عَلَى ٱ لنَّاسِۚ

«Он назвал вас мусульманами до этого и здесь (в Коране), чтобы Посланник был свидетелем о вас, а вы были свидетелями о людях» (22:78).