Похищение в день освобождения

c081ebe3de8c146a8aa4645c9ae5df47

Патимат Насибову несправедливо осудили за пособничество терроризму, она отсидела два года в колонии общего режима. Но оказалось, что отбыть срок и выйти на волю свободным человеком не так-то просто. Тем более что кто-то уже давно подписал женщине новый приговор.

В день освобождения ее пытались похитить работники колонии. Вместо того чтобы выпустить бывшую заключенную, ее вывезли из тюрьмы в сопровождении конвоя.

Куда увозили женщину, никто сейчас не знает. Но в тот день Насибова мысленно попрощалась с жизнью и своими малолетними детьми. Однако родственникам чудом удалось вырвать молодую женщину из лап похитителей и сломать черные планы «правосудей».

Операция по спасению Насибовой, которую провернули ее родные, похожа на сценарий остросюжетного кино с погоней и планом «Перехват». Подробности ее истории — в репортаже корреспондента КАВПОЛИТа.

Детектив без жертв

Патимат Насибова была несправедливо осуждена за пособничество терроризму и отбыла наказание в исправительной колонии №14 для осужденных женщин в поселке Парца (Мордовия). После возвращения домой женщине нельзя далеко выезжать, родные боятся за нее и берегут.

Поэтому корреспондент КАВПОЛИТа оправился навестить Патимат в село Кироваул Кизилюртовского района.

По дороге к селу главный герой и освободитель — дядя женщины Амиргамза Амиргамзаев — рассказал, как они с родственниками спасали его племянницу.

Патимат должна была выйти на свободу 7 октября. Родные ждали этого дня.

Чтобы ее встретить, дядя, тетя и мать женщины приехали в колонию 6 октября. Узнать точное время освобождения сразу не удалось, пришлось посуетиться.

«Я позвонил по телефону в тюрьму. Но мне сказали, что по телефону такую информацию они не дают. Я обратился к знакомому, который точно узнал, что Патимат выпускают 7 октября с 9:00 до 12:00.

После этого мы обратились в комнату гостей, чтобы нам дали краткосрочное свидание с Патимат. Но работница колонии нам сказала, что она уже подготовила документы на освобождение Патимат, ее 7 октября выпускают — и ни свиданий, ни передачек быть не может.

Так мы убедились, что племянницу выпускают 7 октября. На следующий день утром мы приехали вновь к колонии. В этот же день кроме Патимат освобождались еще три женщины.

С 9:00 до 11:45 мы ждали у ворот колонии, вышли три женщины, но племянницы не было.

Я тогда спросил: а где Патимат Насибова? Мне ответили, что она освободилась в 8:00 и уехала на такси в Рязань, чтобы оттуда с вокзала поехать в Москву.

Услышав это, мать Патимат почувствовала себя плохо и потеряла сознание, тетя начала плакать. Полчаса мы потом приводили в чувство маму», — рассказал Амиргамзаев.

Родственники знали, что Патимат не могла уехать одна. Незадолго до освобождения родные сообщили ей по телефону, что будут встречать ее у колонии. Да и выйти из ворот, оставшись незамеченной родными, Насибовой не удалось бы, ведь они ждали ее с раннего утра.

«Уехать в 8:00 она не могла, так как мы уже в это время ожидали ее у ворот, мимо нас она не прошла бы. Когда я это сказал это старшему лейтенанту, он стал заикаться и ничего нормально ответить не смог.

Мы пошли в спецчасть посмотреть, она ли подписывалась в документах. Но подписи были ее, правда, время не указано. Я им сказал, что Патимат не выходила из этих ворот, и требовал сказать, где она. Но все утверждали, что она уехала», — вспоминает собеседник КАВПОЛИТа.

Не получив разумных объяснений от работников колонии, Амиргамзаев отправился в управление УФСИН и в прокуратуру. В управлении мужчина не услышал ничего нового, кроме официальной версии. И он написал заявление в прокуратуру.

Родственники узнали, что уехать она могла либо (как их уверяли в колонии) через Рязань, либо со станции Потьма в Зубово-Полянском районе.

Первым делом дядя проверил станцию Потьма, где убедился, что билет на поезд Патимат не брала. И тут же выехал в Рязань, к 17:00 был на месте — но на вокзале ему отказались сообщить, покупала ли билет его племянница. Потребовалось вмешательство полиции: стражи порядка выяснили, что в Рязань, вопреки уверениям сотрудников УФСИН, Патимат не поехала.

«Через некоторое время мне полиция сообщила, что со станции Потьма куплен билет в Москву на 21:57, 115-й поезд, 16-й вагон, 31-е место. И этот поезд приедет в Рязань в 00:19.

Так как я находился в Рязани, то не успел бы к 21:57 приехать на станцию Потьма, чтобы перехватить Патимат там. Я стал звонить знакомым, чтобы помогли ее там найти. Но получилось так, что знакомые не смогли помочь.

И я вспомнил, что когда обращался в прокуратуру, то познакомился с двумя парнями, татарами, один из них был адвокат. Я позвонил им и попросил поехать на станцию Потьма, найти племянницу. Они согласились помочь и ждали ее там у вагона», – рассказывает дядя Патимат.

«Лишь бы нашлась, даже мертвая»

«В 21:00 эти ребята весь вокзал обошли, Патимат там не было, они мне сообщили, что не нашли ее. Я попросил подождать, пока не отъедет поезд.

Примерно через десять минут они вновь звонят и говорят, что нашли Патимат. Но проблема в том, что ее сопровождают четыре оперативника. То есть человека, который отбыл свой строк наказания и вышел свободным человеком сопровождают четыре сотрудника УФСИН.

Как сообщили мне эти ребята, оперативники хотят ее посадить в поезд насильно. Я прошу их не оставлять ее одну, на что мне один из парней говорит: «Амир, не переживай, мы тут умрем, но ее с ними не отпустим».

Этих слов оперативники испугались, поняли, что у них ничего не получилось, вытащили вещи племянницы из машины и уехали. Куда ее хотели отвезти, мы не знаем. Но нам чудом удалось вырвать ее из их лап», – волнуется Амиргамзаев.

После того как Патимат Насибову нашли ее родные, они все вместе благополучно вернулись в Дагестан в родное село Кироваул. Там у Патимат дом, родные и дети, которые очень ждали свою мать.

Пока он искал племянницу, ее мать молилась о том, чтобы ее дочь нашлась — пусть даже мертвой.

Историю похищения рассказали родственники Патимат, а что пережила она сама, пока ее держали взаперти, а потом везли в неизвестном направлении? Вспоминать об этом женщине до сих пор страшно.

В часы ожидания Патимат уже мысленно попрощалась с родными и с детьми, в последний раз взглянув на их фотографии.

Закончить рассказ женщине не удалось: во время записи в дом ломились оперативники и потребовали проехать с ними. Это было 10 октября около шести часов вечера — хотя для отметки в РОВД Насибова должна была явиться 13 октября. Но, видимо, оперативникам не терпелось поприветствовать женщину, иначе как объяснить их поздний «штурм»?

Некоторое время родственникам удавалось их сдерживать, но сотрудники полиции пригрозили, что пригонят БТР и заберут всех, кто в доме.

Патимат подчинилась требованиям и поехала в отделение полиции. Но успела рассказать всю историю до конца, хоть и не на видео.

«Там, на вокзале, у меня было чувство, что меня кто-то ищет. Когда я отвлекала мой конвой этими билетами, пока они мне объясняли, я искала глазами знакомые лица.

Смотрю, проходят два парня, один с бородкой и тоже что-то искал. Они прошли мимо меня, а потом вернулись, подошли к машине и спросили у оперативников: «Это Патимат у вас сидит?» – рассказывает наша собеседница. – В этот момент у меня все внутри закипело, я поняла, что они пришли меня спасти.

Я так обрадовалась, выбежала из машины, подошла к ним. Но меня не хотели отпускать, оперативники, испуганные, начали кому-то звонить, но потом они поняли, что у них ничего не вышло, и уехали».

Куда ее хотели отвезти, никто теперь уже не знает. И все чаще Патимат со своей семьей задается вопросом: что было бы, если ее не перехватили бы на вокзале? Где бы потом нашли женщину — в сводке новостей как террористку, или же ее следы исчезли бы с лица земли? И чье поручение выполняли сотрудники колонии?

Посадят или потеряют?

Наказание за преступление, в котором обвинили Патимат Насибову, она понесла. Однако женщина не считает себя виноватой. И поведала, как из матери-одиночки превратилась в пособницу террористов.

С мужем Патимат развелась, после чего вернулась с детьми в родительский дом. Чтобы поселиться отдельно, начала ремонт в доме покойного деда, где до этого жил ее двоюродный брат — на тот момент тоже умерший.

«Я туда приходила делать ремонт, а жила в доме у матери. В один из дней постучался незнакомый мне парень. Он спросил, где мой двоюродный брат, я сообщила ему, что он умер.

Тогда парень сказал мне, что очень хорошо его знал, рассказал некоторые подробности о брате и сказал, что снимал у него комнату в 2012 году, – объясняет Насибова – А потом попросил меня сдать ему комнату в этом доме.

Я отказалась, так как там всего было две комнаты, и обе ремонтировались. Там нельзя было жить. А когда ремонт закончится, я намерена была переехать туда.

Но парень стал очень просить, сказал, что ему не нужны условия, он будет там ночевать только раз в месяц. Я разрешила, он дал мне денег за комнату, и с тех пор я его видела всего дважды. Прошло пара месяцев, я его больше не видела и думала, он уже там не живет».

6 октября Патимат позвонила соседка и сообщила, что в огород дома деда забежали коровы. Чтобы спасти свой урожай, Насибова побежала выгонять скот. Но, выйдя из ворот, увидела полную улицу военной техники.

«Я поинтересовалась, что произошло, мне сказали, что это из-за какого-то соседа. Военные спросили, кто живет в доме моего деда. Я сказала, что никто там не живет и что я собираюсь туда переехать после ремонта. Потом нас всех отправили по домам, и мы разошлись.

Через некоторое время началась стрельба. Я подумала, что этот сосед, о котором шла речь, убежал. Но когда все закончилось, я увидела, что военные разгромили дом моего деда, – продолжает женщина. – Оказалось, что они пришли из-за этого парня, которого я впустила пожить в этом доме какое-то время.

Я понятия не имела, что он на тот момент находился там. Как я уже говорила, не видела я его уже несколько месяцев. А он, оказывается, разыскивался и был внутри в тот день.

В общем, парня убили, а в доме нашли оружие. Хотя там никакого оружия не было, его подбросили туда. Ведь мы с двоюродными сестрами перед этим днем делали там ремонт и все убирали потом, никакого оружия там не было».

Патимат Насибову в тот же день задержали, а родственники не могли найти ее два дня. Как говорит женщина, в это время из нее выбивали нужные оперативникам показания.

«Меня задержали в этот же день и отвезли в отделение полиции. Начальник полиции стал расспрашивать про этого парня, я рассказала все как было, почему он там оказался. А он мне велел, чтобы я говорила, будто бы я жена этого парня, что я его покрывала и всячески помогала.

Но я им говорю: «Если бы вы меня нашли в доме вместе с ним, то можно было бы утверждать, что я ему помогала. Только я этого парня не знала и не буду говорить то, чего не было, даже если вы меня здесь убьете».

Мне сказали, что достаточно и того, что я ему сдала комнату. Но я ведь не знала, что он разыскивается, он не ходил с оружием, его документов я не смотрела, на вид был обычный парень», – поясняет Насибова.

Патимат вспоминает, что ей пришлось пережить в карцере: бедную женщину пытали, чтобы добиться признаний.

«Два дня мои родные не знали где я. Ни адвокату, ни родственникам не говорили мое местоположение.

Там же в отделе меня пытали, что только они не делали со мною, чтобы добиться своего. После всех этих мучений пришел оперативник и спросил, хочу ли я вернуться домой.

Я говорю ему: что за тупой вопрос? Конечно, я хочу домой к своим детям. Он мне сказал, что я вернусь домой, если скажу то, что они от меня хотят услышать.

Я поинтересовалась, что я должна сказать. А он говорит: «Признайся, что ты знакома с Раисат и Марьям из Темиргоя». Я спрашиваю, зачем это нужно, а он ответил: «Так надо».

Но мне этого не надо — и я отказалась говорить то, что он велел. Ведь я их действительно не знаю. И где находится Темиргой, тоже понятия не имела.

Кроме этого, там передо мной раскладывали много разных фотографий и опять же велели признаться, что я знакома со всеми этими людьми. А они, оказывается, находились в розыске».

Несмотря на то, что Насибова благополучно вернулась домой, ее история на этом не заканчивается. Она уверена — ее не оставят в покое. Сейчас над матерью малолетних детей навис трехлетний надзор. И она не на шутку опасается за свою жизнь.

«После того как отсидела год от срока, я хотела выйти по условно-досрочному освобождению. Но они мне подсунули зажигалку в тюрьме и зафиксировали нарушение. Хотя я мусульманка, никогда не курила.

Это сделали специально, чтобы я не вышла раньше срока, а после чтобы у меня был надзор, — утверждает Патимат. — Я уверена, сотрудники полиции меня не оставят. За эти три года надзора они что-то придумают, чтобы вновь посадить, или потеряют меня, как многих дагестанцев».

Разберутся ли работники правоохранительных органов в этой истории — и кто будет отвечать за похищение женщины, пока неизвестно. Амиргамза Амиргамзаев подал заявление в прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях республики Мордовия. Но пока никакого внятного ответа не получил.

 

Источник: Кавполит