• Главная »
  • Аналитика »
  • Выход Британии из ЕС: политика государства или сбой демократического референдума?

Выход Британии из ЕС: политика государства или сбой демократического референдума?

1460668243_1

Результаты народного референдума в Британии в пользу отделения от Европы шокировали многих, особенно после того, как британский премьер-министр Дэвид Кэмерон пообещал европейским лидерам призвать избирателей отдать свой голос в пользу пребывания в Европейском Союзе после того, как были одобрены предложенные им требования относительно реформ в системе Союза, а также после получения Британией определённых привилегий и исключений, данных ей с целью сохранения её пребывания в ЕС. Сразу же после объявления результатов референдума, Кэмерон заявил о своём намерении уйти в отставку на том основании, что он не смог убедить свой народ в необходимости остаться в ЕС, и поручил вести переговоры относительно деталей выхода из ЕС новому премьер-министру.

Исход референдума вызвал жаркие споры вокруг произошедшего. Многие начали задавать вопрос: был ли Кэмерон и члены его правительства в действительности шокированы результатом референдума, или они виртуозно сыграли свою роль в отделении Британии от Европейского Союза? Хотел бы отметить, что ограничения себя этим вопросом и утверждение его предметом обсуждения, несмотря на видимую его актуальность, может отвлечь внимание от сути и сигналов данного события, которые необходимо рассмотреть. Другими словами, необходимо акцентировать внимание на понимании подлинной позиции Британии в отношении ЕС, значения её пребывания в нём или выхода из него, поскольку решение этого вопроса является основой и ответ на него поможет нам пролить свет на то, что следует понять в произошедшем.

Пожалуй, лучше всего на вопрос отношения Британии к ЕС ответил сам Дэвид Кэмерон. На конференции в Давосе в Швейцарии (21.01.2016) он выступил с речью, которая ставит точки над «i» в этой конкретной теме. Он ясно дал понять, что его правительство имеет конкретные задачи, которые оно реализовывает, в том числе — улучшение положения британского народа в экономической сфере и продолжение программ по стимулированию уровня роста британской экономики, а также, самое важное, — окончательное решение вопроса положения Британии в Европе.

Речь Кэмерона вобрала в себя взаимосвязанные пункты, отражающие ясную определённую политику, которая объясняет реальность Британии, её взгляд на Европу и её роль в мире. В ходе выступления он дал ряд посылов, которые можно резюмировать в одну идею: Британия — это особая и суверенная сверхдержава, которая не может отказаться от своей валюты и заменить её на евро (единая европейская валюта), не говоря уже о том, что она категорически отказывается интегрироваться в ЕС как политическая единица. Помимо этого, Кэмерон ясно дал понять, что пребывание Британии в ЕС зависит от того, насколько это отвечает интересам и политическим стремлениям Британии, что она стремится к успеху блока государств евро и выстраиванию с ним таких отношений, которые будут отвечать интересам обеих сторон. Всё это Кэмерон подробно объяснил следующим образом:

– Британия не поддерживает выбор интеграции в Европу с единой валютой и ни при каких обстоятельствах не будет присоединяться к еврозоне. Кэмерон отметил: «Мы должны ясно говорить об этом: я хочу, чтобы еврозона преуспела, т.к. она является нашим крупнейшим торговым партнёром. И мне не хотелось бы, чтобы Британия оказалась препятствием на пути тех вещей, которые Европа должна сделать, чтобы еврозона стала более успешной. Я хочу призвать членов еврозоны принять необходимые меры для достижения этого успеха. Однако, вместе с этим, мы нуждаемся в более гибкой и конкурентоспособной организации, которая сможет позволить государству быть успешным, независимо от того, находится ли оно в составе или за пределами еврозоны, на основе справедливых взаимовыгодных правил». Кэмерон отметил, что нахождение Британии за пределами еврозоны освобождает её от ответственности за любые кризисы, которым может быть подвержена эта зона, например, как это произошло при Греческом кризисе.

– Британия обеспокоена интеграцией в Европейский Союз в виде единых политических институтов. По словам Кэмерона, британский народ постоянно переживает за свой суверенитет. И поскольку Европа держит курс на построение единого политического союза, то такой союз абсолютно не устраивает Британию. Кэмерон отметил, что вместо вступления в единый политический союз Британия готова к сотрудничеству в области экономики, изменения климата, безопасности и внешней политики подобно заключённому Британией с Южной Кореей экономическому соглашению, которым воспользовались европейские государства, и европейским санкциям против России, возглавляемым Британией.

– Британия является пятой по величине экономикой в мире. Она имеет большое количество специалистов, ресурсов, потенциалов и выдающих деятелей. Она является активным участником во многих важных организациях в мире. По славам Кэмерона, поставленный вопрос относительно того, сможет ли Британия добиться успеха за пределами Европейского Союза, является ошибкой и заблуждением. Он отметил, что сейчас необходимо задать себе следующие вопросы, а именно: как нам стать более успешными вместе? Как нам добиться большего процветания? Как нам открыть больше рабочих мест? Как максимально повысить уровень в жизни в наших странах? Как улучшить безопасность нашего государства? Это и есть животрепещущие вопросы для правительства Кэмерона.

– Членство Британии в Европейском Союзе реально отличается от членства многих других стран по ряду важных причин, связанных с историей, политикой и её подходом к определённым вопросам. Кэмерон заявил: «Лучше будет, если мы будем присутствовать на едином рынке, пользоваться возможностью путешествовать и перемещаться по всей Европе, сохраняя при этом наши национальные границы без единой европейской валюты. Это лучше для Британии и Европы, потому что мы будем частью организации, которая даёт большие преимущества как Европе, так и Британии. Мы не будем частью более тесного союза. Мы хотели бы быть предельно ясными в том, что эти вопросы мы вправе отстаивать. Европа — это совокупность суверенных национальных государств, которые сходятся друг с другом и работают вместе с целью извлечения взаимной выгоды, а вовсе не политический союз, который усложняется всё больше и больше».

При анализе речи Кэмерона можно понять, что его политика предусматривает присутствие Британии в ЕС в качестве участника европейского рынка, без всякой евроинтеграции, единой европейской валюты, экономики или политики. Это означает, что её присутствие в ЕС будет больше похоже на того, кто находится за пределами Союза, поскольку Британия по-иному смотрит курс и перспективу Союза, а также на тот факт, что верховенство действующих в ЕС законов превосходит внутренние законы любой страны-члена ЕС.

В этой связи можно сказать, что запуск поезда отделения Британии от Европы вследствие референдума сочетается со взглядом британского государства на его отношения с ЕС, а не наоборот. Более того, ряд мер, принятых правительством Кэмерона, вызывает подозрение относительно его серьёзности в том, что он хочет, чтобы Британия оставалась в составе ЕС. Приведём некоторые из них:

Во-первых, решение о проведении референдума в нынешнее неподходящее время принял сам Кэмерон. Сегодня большинство британцев как никогда недовольно пребыванием в ЕС из-за сильных потоков нежеланных мигрантов из стран Восточной Европы, таких как Польша, Румыния, Венгрия и другие, что спровоцировало повышения стоимости аренды и покупки недвижимости на фоне малого предложения и большого спроса, вдобавок к беспрецедентному использованию государственных услуг, связанных со здравоохранением, образованием и транспортом наряду с ощутимой конкуренцией на рынке труда, где конкуренция сильно активизировалась в различных секторах, в частности, на уровне малого и среднего бизнеса. Статистические данные, полученные накануне референдума, показали небольшой отрыв между процентами голосующих в пользу выхода из ЕС и голосующих в пользу пребывания в нём. Это означает, что вероятность избрания выхода была большая, и трудно было проигнорировать это. Следовательно, британское правительство могло отложить референдум на другое время, подготовившись и дождавшись атмосферы, более благоприятной для избрания варианта пребывания в ЕС. Однако, правительство не предприняло этот шаг.

Во-вторых, кампания Кэмерона в пользу пребывания Британии в Европейском Союзе была очень слабой. Его правительство проигнорировало ряд важных событий для того, чтобы изменить общественное мнение в пользу пребывания в ЕС, как, например, убийство депутата Джо Кокс, которая выступала против выхода из ЕС, от рук фанатика-неонациста. Нападавший трижды выстрелил в свою жертву и нанёс несколько ударов ножом длиной около 30 сантиметров, выкрикивая при этом «Britain First!» («Британия прежде всего» — националистический слоган, являющийся также названием ультраправой партии). Инцидент произошёл накануне референдума. Но это событие прошло вскользь!

В-третьих, Кэмерон признал своё поражение, объявил о своём решение уйти в отставку и заявил о своём признании итогов референдума сразу же после оглашения этих итогов, несмотря на то, что он мог возразить им путём внесения этого вопроса в парламент или требования повторного референдума, особенно в свете подписания более четырёх миллионов граждан петиции с требованием повторного референдума в силу незначительного отрыва (4%), который сыграл в пользу принятия решения о выходе из ЕС.

В-четвёртых, заявление Кэмерона о принятии Европейским Союзом предложенных Британией реформ и его призыв к соотечественникам «осуществить своё право выбора собственной судьбы» абсолютно недостаточны для того, чтобы убедить их в необходимости избрания проевропейского курса, когда общественное мнение активно, организованно и целенаправленно формировалось на протяжении многих лет под эгидой его правительства и правящей партии с участием британских правых партий с тем, чтобы убедить людей в необходимости выхода из Европейского Союза и восстановления независимости Британии, а также освобождения от бремени Союза, увязшего в больших проблемах, сложностях и вызовах, которые не имеют ничего общего с интересами Британии.

Вышеперечисленное указывает на то, что общая (государственная) политика правительства Кэмерона и его партии изначально является политикой отделения и независимости от Европейского Союза, равным образом проводится ли она явно, как это произошло с референдумом, или скрытно, как это имели место в переговорах между Кэмероном и лидерами ЕС в преддверии референдума. Кэмерон предельно ясно заявил о необходимости придании особого статуса Британии, чтобы позволить Союзу выстроить себя на здоровой основе в формат блока европейских государств, которые объединены между собой в экономическом и политическом плане для достижения тех успехов, которые трудно представить при нахождении Британии в нём. По словам Кэмерона, это поможет как Британии, так и Европе. Именно этого хочет добиться Британия посредством новых длительных и сложных переговоров, чтобы по-новому выстроить отношения с ЕС на ясных и устойчивых основах, чтобы ЕС выглядел в образе могучей и сплочённой экономической и политической силы наряду с существованием Британии в статусе сверхдержавы, независимой от ЕС, но, в то же время, являющейся партнёром ЕС.

Вывод: Кэмерону удалось добиться того, что были реализованы взгляды его правительства на положение Британии в ЕС, даже если бы результаты референдума были против выхода из Союза. Несмотря на принятие Европейским Союзом предложенных Британией реформ и объявление Кэмероном нового курса в пользу пребывания Британии в Союзе, он не предпринял никаких весомых действий и мер в этом отношении, чтобы изменить общественное мнение. Ведь он мог сделать это, если бы он был честен и серьёзен в своих заявлениях как политический лидер и глава такой сверхдержавы, как Британия. Напротив, при внимательном рассмотрении политики Кэмерона можно заметить, что он сделал изощрённый, ясный и решающий ход в пользу такого пребывания в ЕС, которое позволит Британии, в случае дальнейшего пребывания в Союзе, иметь статус, больше похожий на отделённое от ЕС государство. При этом он считает, что только этот ход со всеми его деталями является наиболее оптимальным для обеих сторон вариантом. Данный ход делает Британию отделённым от ЕС государством де-факто, даже если она будет оставаться внутри Союза де-юре. При этом она будет независимым партнёром ЕС, который может влиять на решения Союза и пользоваться ими, как любая страна-член Союза, не разделяя бремени и проблем ЕС.

 

Автор: Хасан аль-Хасан